Назначение Марии Гайдар советником Михаила Саакашвили имеет, скорее, внешнеполитический характер, чем внутриполитический. Это назначение является, скорее, реакцией украинской власти на фактор внешней агрессии, а не стремлением к реформаторскому процессу.

Первые пресс-конференции Гайдар показали несовпадение восприятия политических реалий украинскими и российскими политиками и гражданами, причем даже либерально настроенными. Такие выражения, как «братский народ», все, что касается Крыма и агрессии на Донбассе, в Украине сегодня воспринимается очень остро, фактически каждое слово режет слух. В России к этому относятся проще, если так можно сказать. В России сам фактор принадлежности к оппозиции, - то есть любой политик или общественный деятель, который не согласен с политикой Путина, - это уже подвиг. В Украине же это вовсе не подвиг, а стандартная позиция, которая абсолютно не позиционирует тебя как выдающегося человека.

Поэтому назначение Гайдар, скорее, было мотивировано ориентацией политики на Россию, а не на Украину. Это стремление показать Кремлю, что не зазомбированная и не верящая в пропаганду либерально настроенная часть российского общества может это продемонстрировать и таким образом. Тем более, учитывая родственные корни Марии Гайдар: ее отец – известный в России человек, эта фамилия известна во всем мире, поэтому  это привлечет внимание к деструктивности политики внутри самой России. Отчасти назначение Гайдар также является жестом поддержки в адрес русскоговорящей части Украины. В то же время сложно сказать, насколько она сможет проявить себя в украинских реалиях.

Вообще, назначение иностранцев на руководящие должности в Украине является позитивным сигналом. Не потому, что они чем-то лучше и талантливее украинцев, а потому, что они не являются политическими фигурами и не могут претендовать на избираемые должности. Они могут быть только назначены, многие из них вообще не хотят менять гражданство. Поскольку иностранцы не могут претендовать на избираемые должности, значит, они не являются политическими конкурентами и, следовательно, в отношении их действий идет наименьшее сопротивление. Это не означает, что кто-то из них себя безусловно проявит на 100% с точки зрения каких-то реформаторских шагов, сделает что-то действительно выдающееся для Украины. Позитив в том, что их мотивация не заключается в том, чтобы навсегда остаться в Украине, а в том, чтобы как раз проявить себя здесь для того, чтобы потом вернуться в свою страну с новым имиджем сторонника демократии, демократических процессов и человека, который что-то реально сделал. А вот получится или нет – это уже другой вопрос.

На примере назначения Марии Гайдар мы увидели несовпадения мнений даже среди либерально настроенной части российского общества, и одновременно мы увидели, что украинское общество находится на ином уровне восприятия реалий. Здесь есть двоякость. Но с позиции Украины назначение Марии Гайдар пока не свидетельствует о каком-то глобальном результате. Это естественно, потому что мы находимся в ситуации войны. Актуальные вопросы украинских журналистов к Гайдар и сводятся к тому, «кто начал войну против Украины?», «кто начал войну в Грузии?». Это первый уровень, если так можно сказать. Хотя такие вопросы можно задавать не только Марии Гайдар, но и обычным рядовым гражданам.