Премьер-министр Арсений Яценюк заявил о намерении предложить коалиции новый состав Кабинета Министров. Это заявление – элемент жесткой политической игры на опережение.

Тенденция первой половины этого года заключалась в том, что из-за обрушения социальных стандартов, в связи со сложной экономической ситуацией и сокращением жизненного уровня, премьер Яценюк практически становился человеком, который берет на себя весь негатив, связанный с этим периодом. Если допустить, что следующий год будет периодом восстановления, окончанием военных действий, которые оцениваются в 10 млн долларов ежедневно, началом оживления и стабилизации в экономике, то тогда совершенно понятно, что Яценюк – это уходящая фигура, которая берет на себя весь негатив. Тем более, что в окружении Порошенко уже с уверенностью начали говорить о том, что следующий премьер – Михаил Саакашвили. А президент сказал, что Яценюк никуда не уйдет, пусть он остается, то есть предполагалось, что его будут держать до местных выборов.

Если на местных выборах «Народный фронт» покажет близкий к нулю или статистической погрешности результат, это может стать обоснованием для смены Кабмина, тем более, что осенью заканчивается индульгенция Яценюка по запрету вотума недоверия. Поэтому то, что премьер делает сейчас, - это попытка при помощи сугубо политических методов, при помощи встречных упреждающих действий стабилизировать свое положение. Яценюк хочет показать стране и политикуму, что он – активная политическая фигура, что он не собирается уходить на вторые роли и что ситуации с отставкой Тимошенко в 2005 году он не допустит. Вот поэтому он и делает такие заявления.

Что касается состава Кабмина, то важно помнить, что правительство у нас коалиционное, основано на парламентском большинстве, на правительственной коалиции и, соответственно, отражающее расстановку сил. Скажем так, это симбиоз Блока Петра Порошенко и Народного фронта за исключением нескольких делегированных миноритарных фракций. Если Яценюк будет действительно бороться за сохранение своего поста, то тогда, наверно, будет торг между промышленно-финансовыми группами и политическим кругами, составляющими оплот БПП и НФ, стоящими за ними. Поэтому либо будет сделана попытка отправить Яценюка в отставку, но тогда возникает вопрос о новой парламентской коалиции, поскольку для того, чтобы она состоялась, необходим раскол фракции Народного фронта. Либо будет сделана попытка переформатировать правительство, но в таком случае вполне очевидно усиление как раз фракции и группы, поддерживающей Порошенко.

Об отставке конкретных персоналий в нынешнем Кабмине сегодня говорить преждевременно. Вполне очевидно, что будут приниматься во внимание как факторы влияния, так и факторы, связанные с имиджем. У Арсена Авакова имидж сильно испорчен, но, тем не менее, все обвинения в коррупции, вся информация, касающаяся государственных закупок по завышенным ценам, на сегодняшний день ни к каким прямым последствиям не привела. То же самое касается и оценки эффективности деятельности других министров.

Оценить деятельность других членов Кабмина крайне сложно. Например, те министры, которые выступают за возможность введения военного положения, говорят, что Министерство экономики – это главное ведомство, которое берет на себя ответственность за ситуацию в случае введения военного положения. А министр Айварас Абромавичус, наоборот, говорит о том, что оно (Министерство экономики. – Ред.) совершенно не нужно и его можно легко упразднить.

То же самое касается и отмены трудовых книжек под предорогом борьбы с советской практикой. Этим решение Минэкономики практически хочет ликвидировать прямое основание, которое позволяет, с одной стороны, нанимателям оценивать и иметь объективную картину трудового стажа и карьеры лиц наемного труда, а с другой стороны – обеспечивает определенную защиту и подтверждение информации прав людей, работающих по найму. Поэтому глупостей здесь очень много. Оценивать эффективность работы таких министров крайне проблематично, тем более, что у страны много проблем, и объективной информации о том, как действительно действовать тем или иным министерствам, у нас нет. Да и гражданский сектор с прессой уделяют этому крайне мало внимания.

Что касается вероятной отставки министра здравоохранения Александра Квиташвили, о которой уже много говорилось, то, по словам наших врачей, все министры были плохие, кроме одного, фамилию которого обычно не называют, - просто не помнят. Он обеспечил все хирургические отделения двумя необходимыми аппаратами, но это произошло по всей стране и централизованно. По-моему, это был Илья Емец – человек, который за недолгое время сделал такую полезную вещь.

Что касается деятельности Квиташвили, то нужно понимать, что страховая медицина, как и частные пенсионные фонды, в стране без стабильной валюты - это фиктивная вещь. Можно, конечно, индексировать страховые взносы в соответствии с ценовым балансом на каждый год, но пока бюрократическая система Украины к этому явно не готова.

Опять-таки, проведение реформы человеком, который не имеет глубокого опыта работы в украинской системе, вызывает вопрос: «В интересах кого и ради кого все это делается?». Если это делается для минимизации государственных расходов – это понятно. Если это делается для облегчения доступа граждан к медицинскому обслуживанию - это совсем другой вопрос. Но у нас интересная тенденция: вместо лечения гражданам предлагаются определенные услуги. Вот вы пришли к врачу, заказали определенную услугу – вам ее делают. Но как это относится к вашему организму и к общему балансу и наблюдению? К медицинскому обслуживанию с тем, чтобы обеспечить жизнедеятельность всего организма, это никак не относится.