В августе подготовка Украины к отопительному сезону принципиально не изменилась – топливо закачивают в подземные хранилища газа (ПХГ) в среднем по 45 млн кубометров в сутки. Если закачка будет продолжаться такими темпами, то на начало отопительного сезона 15 октября, (хотя эта дата может и варьироваться), в ПХГ будет менее 16,5 млрд кубометров газа. Это меньший показатель, чем в прошлом году. Плюс еще один очень важный нюанс – в прошлом году в октябре уже начался отбор: во вторую и третью декаду месяца из хранилищ отобрали почти 1 млрд кубометров газа. К этому стоит добавить и фактор достаточно теплой прошлой зимы.

Средств на закупку необходимых объемов топлива у правительства как не было, так и нет. Планируется только привлечение кредита ЕБРР в 300 млн долларов, который должен поступить в сентябре. За эти деньги можно будет закупить менее 1,2 млрд кубометров газа, при всем том, что всего нужны более 3 млрд кубометров. Переговоры с европейскими институтами, а также Мировым банком, также пока не дали результата.

Исходя из сообщений в российских СМИ, «Нефтегаз Украины» предложил «Газпрому» вернуться к старой схеме, когда российский монополист анонсирует транзит, - то есть, Россия авансом платит за транзит, а мы за эти деньги закупаем газ. Но пока сложно прогнозировать, пойдет ли «Газпром» на такую уступку, ведь «Нефтегаз» судится с российским монополистом в Стокгольмском арбитраже. В то же время, «Газпром» может испугаться возможного срыва транзита газа в Европейский Союз зимой. Если в украинских ПХГ будет недостаточно топлива, а зима, скажем, в Германии, будет холодной, то вероятность срыва транзита достаточно высока. То есть, вся эта ситуация угрожает накоплению газа в необходимых объемах для безоблачного прохождения Украиной отопительного сезона. Хотя эта ситуация была прогнозируемой, ведь судиться с «Газпромом», и при этом просить у него какие-то уступки, невозможно.

Что касается объемов газа, необходимых Украине для нормального прохождения отопительного сезона, то существуют разные оценки. Ближе всего к истине является цифра Еврокомиссии, - в украинских ПХГ должно быть накоплено не менее 19 млрд кубометров топлива. Эту цифру также называли министр энергетики Украины Владимир Демчишин и российские представители. Кроме того, на прошлой неделе Кабмин поручил «Нефтегазу» закачать в хранилища 17 млрд кубометров топлива к 1 января 2016 года. А по данным группы специалистов Минэнерго Украины, в которой также принимает участие министр энергетики США, исходя из умеренно холодной зимы, в наших хранилищах должно содержаться не менее 20,7 млрд кубометров голубого топлива.

Все же, самая оптимальная из этих трех цифр – 19 млрд кубометров. Понятно, если зима будет очень холодной, и этого может не хватить. Но при условии, если зима будет умеренно холодной, все должно пройти гладко. Здесь стоит принимать во внимание, что в Украине резко сократилось потребление газа. Плюс уже более полугода «Нефтегаз» прекратил поставки газа на Донбасс – теперь этим занимается «Газпром», перекладывая долги на Украину, - российский монополист перекачивает 15 млн кубометров топлива в суточном балансе. То есть, сокращение потребления газа, плюс отказ в поставках топлива на оккупированные территории Донбасса, отчасти «помогает» Украине пройти зиму с относительно невысокими запасами.

Если же говорить в целом, то Украине желательно возобновить закупки российского газа, поскольку необходимый минимум в 19 млрд, взять просто негде. Россия не скрывала, что готова оказать поддержку, но проблема в том, что у «Нефтегаза» банально нет средств. «Газпром» больше не будет поставлять газ бесплатно, как это было в 2014 году. Тогда до 16 июня шли поставки, «Нефтегаз» за них не платил, а «Газпром» пытался установить некий дедлайн по безоплатным поставкам топлива. До июня 2014 года российский монополист работал по принципу «послеплаты», что было выгоднее нам, потому что «Нефтегаз» испытывает серьезные финансовые трудности. Но в 2015 году «Газпром» перевел Украину на предоплату. Кстати, по такой же схеме «сначала деньги, потом – газ», мы закупаем реверсный газ и у европейских компаний.

Плюс здесь есть еще один важный фактор – это цена. «Нефтегаз» сам признал, что во втором квартале текущего года, реверсный газ обходился ему существенно дороже. По разным оценкам, за этот период Украина переплатила за него от 50 до 70 миллиардов долларов. Директор по развитию бизнеса НАК «Нефтегаз Украины» Юрий Витренко заявил, что фактическая цена российского газа была не 247, как это следует из российско-украинского контракта, а 259 долларов за тысячу кубометров из-за необходимости корректировки топлива по показателям калорийности. То есть, если сравнить цену во втором квартале этого года – 259 и 275, то Украина переплатила около 50 млн долларов. То есть, во втором и третьем кварталах, закупать газ дешевле было у «Газпрома». Но во втором квартале «Нефтегаз» закупал у него меньшие объемы, чем по реверсу. А в третьем квартале украинская сторона вообще прекратила закупки и стала настаивать на цене в 205 долларов, что необснованно и невозможно. Если бы «Нефтегазу» удалость привести на западную границу Украины европейский газ по 205 долларов, то и «Газпром» согласился бы продавать топливо по такой цене. Но поскольку на западной границе газ идет по 275 долларов, то глупо требовать 205 долларов у «Газпрома».

И наконец, Алексей Миллер заявил, что в связи со снижением мировой цены на нефть, цена на российский газ может быть снижена на 35 долларов. Но важно понимать, что это данные без учета скидки. После заключения «Нефтегазом» Брюссельских договоренностей от 30 октября 2014 года, система ценообразования на российский газ изменилась.

Что такое цена 247,18? Она посчитана не по формуле. Это цифра, которую «Газпром» ввел для Украины и она на 5-7% дешевле, чем поставки по реверсу. Вот откуда она взялась. Поэтому в четвертом квартале этого года «Газпром» может повести себя таким же образом: он просто выставит цену на 5-7% ниже реверсной и будет готов по ней продавать газ в Украину.

Конечно, можно взять и посчитать цену по формуле и это покажет, что газ должен быть дешевле. Но скорее всего, стороны не перестанут использовать эту формулу в расчетах, при этом, закрепляя на квартал иные условия ценообразования и иные условия поставок. Это и есть тот компромисс, который был определен Украиной и Россией в рамках т.н. «Брюссельских договоренностей».