Премьер-министр Украины Арсений Яценюк рассказал о четырех базовых принципах новой налоговой политики Украины и анонсировал проведение налоговой реформы в стране.

Очевидно, что в условиях, когда снижается инвестиционная и предпринимательская активность, уровень «тени» (теневой экономики – ред.) достаточно высок, более того, она явно расширяется, и даже по оценкам самого Кабмина, уже находится на уровне порядка 50%. То есть, в экономике есть целый ряд системных проблем.

Большая часть этих проблем относится к бизнес-климату в стране. Главые три проблемы: это высокая коррупция, вопросы, связанные с административными барьерами для ведения бизнеса и некачественная судебная система. Вместе с тем, даже если решить эти три проблемы, то это вовсе не означает, что начнется колоссальный приток прямых иностранных инвестиций. Он не начнется, потому что международные инвесторы напуганы, и не только событиями в Украине, а и на всех развивающихся рынках в мире. Сегодня инвесторы крайне неохотно идут на рисковые рынки, поскольку во всей мировой экономике происходит торможение темпов экономического роста. То есть, фактически увеличивается конкуренция за ограниченный инвестиционный ресурс. Украине очень повезет, если она получит в этом году около 1,5 млрд долларов иностранных инвестиций. Но скорее всего, она получит около 0,5 млрд. долларов. Страна может привлечь инвестиционный ресурс, когда сможет предложить более выгодные условия для инвестирования. Вот эти три основные проблемы, которые Украина должна решить.

Но даже если Украина и решит эти три проблемы, этого все равно недостаточно. Инвестор, даже если идет в качественную экономику и качественную бизнес-среду, все равно смотрит на уровень налогообложения, а он в Украине достаточно высок: и инвесторы не идут, и «тень» расширяется, - значит, что-то не так с экономикой. Просто списывать на то, что на востоке страны идут военные действия, нельзя. Это очевидно, и это, похоже, понимает и Кабмин. Вот потому правительство и вышло с новой инициативой по реформированию налоговой системы страны.

Украина сейчас находится не в самом хорошем экономическом состоянии, - ее экономика падает уже третий год подряд. В нынешнем году прогнозируется падение более чем на 10%, общее падение на протяжении 2013-2015 гг. кумулятивно составит более 22%. Это достаточно высокий уровень. Поэтому необходимо попытаться изменить ситуацию.

Изменить ситуацию в краткосрочной перспективе можно, в том числе, и за счет проведения налоговой реформы. Поэтому общее ожидание с точки зрения проведения налоговой реформы было такое: Украина покажет совершенно драматические изменения в своей налоговой системе. Уровень налогового бремени уменьшится не просто на «энное» количество процентов, а в 2-3 раза, - только это сможет обеспечить колоссальный прорыв.

При этом возникает целый ряд рисков. Прежде всего, это проблемы с возможностью наполнения государственного бюджета в краткосрочной перспективе. Но если возникает такая проблема, то Украина могла бы временно перекрыть разрыв, который может возникнуть в стране за счет международных финансовых институций. Общее ожидание должно состоять в том, что после того, как пройдет 6-12 месяцев, страна резко уменьшит уровень «тени», - то есть, налоги будут более активно собираться, а экономика войдет в более активную фазу роста и начнется приток иностранных инвестиций. Перекрытие должно было бы состояться на 6-12 месяцев, когда возникнет этот временный разрыв между доходами и расходами государственного бюджета.

С другой стороны, Украина – очень специфическая страна, как и другие коррумпированные страны. Ее специфика состоит в том, что, несмотря на высокий уровень «тени», несмотря военные действия, несмотря вроде бы на политическую решимость бороться с коррупцией, она все равно присутствует. Если бы страна активнее боролась с коррупцией, возможно, у нас и не возникло бы такого колоссального разрыва в доходах и расходах государственного бюджета.

В этом аспекте особенно настораживают цифры, озвученные Михаилом Саакашвили после анализа работы таможенной службы в Одесской области. По его словам, потери в работе таможни за месяц составили 800 млн грн. То есть, речь идет о сотнях миллионов долларов, которые теряются на коррупции ежемесячно только в одном регионе. Поэтому Кабмин мог бы пойти на такие решительные шаги: снизить в 2-3 раза налоговое давление на бизнес с целью выведения его из «тени» и придания ему позитивного импульса развития. И не надо было бы перекрывать временный разрыв, который может возникнуть в доходах-расходах госбюджета, потому что если ты борешься с коррупцией, такой разрыв у тебя не возникнет. За счет минимизации коррупционных схем на таможне в Одесской области, одномоментно можно дополнительно привлечь в бюджет около 800 млн. гривен.

Все это наталкивает на мысль, что правительство реформу предложило, но она очень осторожно-консервативная. Она вроде бы как и снижает налоговое бремя, но кардинально ситуацию в стране не меняет. Вроде бы красиво, что на каждый отдельный налог вводится фиксированная ставка по 20%. Но если сравнить часть этих налогов, то общего принципиального изменения в бюджете не происходит, особенно это касается налога на добавленную стоимость.

В целом, эта налоговая реформа очень консервативна, и могла бы быть очень целесообразной в стране, где все относительно неплохо. Кабмин решил «подрихтовать» это направление по налогам, чтобы дать дополнительный импульс развитию бизнеса. Но когда когда экономика страны резко падает, когда существует настолько высокий уровень «тени», когда есть эти колоссальные коррупционные схемы, то этого недостаточно. Было бы более целесообразно попытаться применить что-то более драматическое, что могло бы кардинально на протяжении пары месяцев изменить ситуацию в бизнесе, - вывести его из «тени», дать ему дополнительное развитие. И не надо было бы «перекрываться» западными и международными деньгами, можно было бы попытаться вырулить из этой ситуации просто за счет снижения коррупции.

С одной стороны, основная мотивация, которая была у Яценюка для введения этой реформы – это попытка вывести экономику из кризиса. С другой стороны, это очень консервативная реформа. Второй мотив, который, скорее всего, был у правительства, это мотив, связанный с тем, что «не забывайте, мы сотрудничаем с международными финансовыми институциями, с рядом европейских стран, с ЕС, которые говорят о том, что реформы идут в стране медленно, поэтому надо показывать какие-то результаты». И одна из возможностей показать результаты – это провести подобного рода реформу. Вроде бы консервативную, но вместе с тем, никто не станет отрицать, что она начинается или проводится.

И наконец, Яценюк анонсировал эту реформу, имея личные мотивы, – ожидание дополнительного пиаровского эффекта. Если верить социологическим опросам, рейтинг премьера достаточно низкий и ему нужно попытаться его поднять. Однако местные выборы для него в меньшей степени важны, потому что партия премьера не идет на выборы как отдельная политсила. Поэтому эффект пиара на налоговой реформе проводится не на фоне предстоящих выборов, а просто ради повышения рейтинга «Народного фронта».