Фонд гарантирования вкладов физических лиц ввел администрацию в банк «Финансы и Кредит» Константина Жеваго, который Национальный банк признал неплатежеспособным 17 сентября.

Почему это случилось? Дело в том, что Национальный банк разделил банки на три категории. Первая – это банки с иностранным капиталом, которые в НБУ воспринимают нормально, готовы с ними разговаривать, каким-то образом им помогать и поддерживать. Мы это можем назвать «белыми» банками. Банки, принадлежащие даже крупным олигархам, вроде Константина Живаго, находятся во втором списке, - это «серые» банки, с которыми в НБУ разговаривать не хотят, выставляют им условия по капитализации, требуют жесткого выполнения нормативов, а в случае нарушения, вводят временную администрацию, как в случае с банком «Финансы и кредит». И третья группа банков – это банки, которые считаются плохими. Это все банки 2, 3 и 4 группы с не иностранным капиталом, которые, в принципе, воспринимаются как банки, которых вообще не должно быть. Национальный банк делает все, чтобы их не было. Хорошие они, или плохие, это никого не интересует. У НБУ есть цель – оставить к концу 2017 года около 50 банков, из которых 30 должны быть иностранными и 20 – нишевыми украинскими.

Никакой экономики и целесообразности в этом нет, это чистое зарабатывание денег на следующем процессе. На первом этапе, когда банку начинают выставлять требование по повышению капитала и приведению в порядок нормативов, - это «отжимание» денег на то, чтобы в НБУ закрывали глаза на определенные нарушения. Второй этап, – это как когда кашляешь – нормально, перестаешь кашлять – начинаются проблемы. Когда у банка начинаются проблемы, он передается Фонду гарантирования вкладов, где сидят люди Петра Порошенко, близкие к нему менеджеры, и дальше эти банки идут на ограбление. Если вы обратите внимание, то на наполнение активов «Дельта-банка» в Фонде гарантирования вкладов предусмотрено 4%, хотя на самом деле наполнение вкладов составляет, как минимум, 40%. Так что можно подсчитать, сколько власть собирается на этом деле «спилить». Это бизнес, это «порезка» банков на то, чтобы заработать на этом деньги.

Этот процесс не связан даже с войной олигархов и президента Порошенко. Олигарх – это термин, который обозначает, что ты близок к власти, то есть, у тебя есть бизнес и власть. У нас всего несколько олигархов – это сам Петр Алексеевич, господин Ложкин, ну и миллиардеры, которые непосредственно входят во власть. Все остальные бизнесмены – не олигархи. Этот механизм – способ выбить финансовый инструмент у потенциальной оппозиции, потому что бизнес, на который начинает давить власть, может финансировать оппозицию, создавать партии, создавать какую-то защиту себе. Банки всегда были финансовым инструментом для определенных сделок, вынимания кеша и т. д. Вот поэтому и проводятся такие операции.

Самое важное здесь даже не политика, а возможность забирать активы, которые находятся в залоге. Например, у банка «Финансы и кредит», один из ключевых активов – это автомобильный завод КрАЗ, а также Стахановский вагоностроительный, хотя он сейчас находится на территории сепаратистов, и вряд ли кому-то интересен. Посмотрите на предприятия выживания, – и вы поймете, зачем брать банк под контроль, что из него можно выжать.

Кроме того, сегодня в банковской системе происходит принудительный перевод соцпомощи и пенсий переселенцев с Донбасса из ПриватБанка в Ощадбанк. Это грубое нарушение закона. Это происходит потому, что наша власть плюет на закон во всех сферах жизни, - и в экономической, и в социальной. Это просто кто-то с кем-то договорился для того, чтобы улучшить показатели Ощадбанка.

«Приватбанк» просто самый большой, поэтому кажется, что все переводят из него куда-то. На самом деле, перевод средств из коммерческих банков существует не один год. Это постоянно пытаются сделать менеджеры госбанков, чтобы показать свою эффективность на бумаге, что у них увеличилось количество клиентов, растет количество остатков, а на самом деле это тупой «отжим» клиентов у одних банков другими административными методами.