Подготовка к выборам в Украине традиционно сопровождается грязными технологиями и нарушением законодательства. В Харькове Центризбирком отказал в регистрации кандидату в депутаты Харьковского облсовета Михаилу Добкину, который идет первым номером в списке «Оппозиционного блока». А в Мариуполе зафиксированы нарушения при печати избирательных бюллетеней.

Все происходящее вполне закономерно, поскольку бюрократия не может действовать иначе. В свое время «регионалы» прижимали бывшую оппозицию, теперь бывшая оппозиция прижимает бывших «регионалов». Это закономерное явление, и редко когда бывает по-другому. Политические изменения меняют верхний или нижний «наносной слой» политиков, которые избираются, а основную часть составляют политики, которые сидят во власти бессменно по 20-30 лет. Именно последние являются «мотором», движущей силой, именно там вырабатываются интересы, именно в этой среде живет коррупция - она и обеспечивается этими людьми, они составляют схемы и т. д. А политики – это «пена» на поверхности. Политики всегда одинаково действуют при любом режиме, ведь за ними стоят одни и те же люди, интересы которых не меняются, а меняются только персонажи «сверху».

Что касается ситуации в Харькове, то в происходящем есть элемент личной неприязни Арсена Авакова к Геннадию Кернесу, поскольку они соревновались на выборах мэра в 2010 году. Аваков говорил, что он выиграл те выборы и обвинял конкурентов в подтасовках, а «регионалы» говорили, что он проиграл. Вот это все и проявляется сегодня таким образом. Хотя на самом деле оба политика также не являются двигателем всего процесса. В данном случае речь идет о методе – почему события разворачиваются так, а не иначе, ведь можно же было договориться. Потому что так действует бюрократия - так удобнее в настоящий момент времени. Если будут другие обстоятельства – они будут действовать по-другому. А в данный момент они используют формулу «Аваков не любит Кернеса, а Кернес не любит Авакова».

События в Мариуполе происходят потому, что в городе есть довольно многочисленная группа, которая отстаивает позицию мира, то есть – сдачу России. И часть населения, конечно, это поддерживает, поскольку в городе все равно есть определенная поддержка пророссийских настроений. Сейчас она, наверное, ниже, чем была в 2013-2014 гг. Но дело в том, за это время по всей стране не сложилась какая-то более-менее стабильная ситуация. До сих пор пока не понятно, кто какую позицию реально занимает, кто какие полномочия может применить. Конституция зависла, никаких других механизмов, кроме формальных, для решения этих вопросов нет. Законы не выполняются и не признаются вообще. В такой ситуации каждый действует на свой риск, и эти люди тоже действуют на свой риск.

Тем более, что предстоящие выборы местные, а не национальные, они не контролируются, как, скажем, парламентские выборы, централизованными организациями. Хотя нынешние местные выборы и проходят по партийным спискам, но если «копнуть» любую партию, то мы увидим, что это просто конгломерат организаций. Их местные отделения - это представители различных местных групп, которые по разным причинам объединились под таким лейблом. Но, тем не менее, они отстаивают разные интересы, иногда они даже противоположны в разных регионах. Региональные объединения у любой партии довольно самостоятельны, поэтому то, что они делают на местах в такой ситуации, не сильно и удивляет.

Также здесь нет никакой специально продуманной политики, которая бы вела к каким-то заговорам или к чему-то еще. Это просто раздор, потому что после Майдана политическая система не может восстановиться и найти какое-то состояние баланса. До прихода Януковича оно было, а он начал это разрушать, выстраивая вертикаль. А вертикаль здесь не будет работать никогда. И после того, как случился Майдан и началась война, эту политическую систему лихорадит, поэтому она пребывает в таком состоянии. И пока она не найдет новый баланс, это все будет продолжаться. В Украине выборы всегда проходят нецивилизованно, потому что политические выборы – это не цивилизованная идея. Непонятно, почему решение одних людей должно касаться других. В нашем случае они даже не могут выполнить те законы, которые касаются выборов.

При всем этом, нынешние местные выборы не отличаются какой-то особой «брутальностью». У нас любые выборы были такого плана, при любом президенте, вопрос лишь в том, замечали мы эту информацию или нет. Сейчас у людей просто появилось больше внимания и больше ожиданий от выборов, поэтому они больше замечают происходящее и у них больше претензий. Но если судить объективно, эти выборы пока ничем особо брутальным от других выборов, которые были у нас, не отличаются. У нас были и значительно более грязные выборы. Еще есть время, может еще что-то случиться, но в целом ничего такого выдающегося, чтобы можно было сказать, что «ох, какой ужас, какие страшные выборы», не видно. Мы имеем такие же выборы, как и ранее, изменилось лишь внимание публики - люди замечают те моменты, которые раньше они не замечали и считали, что так и должно быть. Теперь они это замечают и об этом говорят.