За последнюю неделю на Донбассе зафиксировано возобновление обстрелов и рост активности диверсионно-разведывательных групп боевиков. Некоторые эксперты не исключают масштабного наступления российско-террористических войск сразу по нескольким направлениям.

Однако, несмотря на все происходящее, попыток наступления со стороны боевиков пока не зафиксировано. На сегодняшний день ситуация выглядит 50 на 50. В половине случаев действия террористов связаны с попытками вытеснить наши войска с занимаемых позиций – это, прежде всего, касается донецкого направления. Оно традиционно острое, и это связано с тем, что там украинские войска находятся практически впритык к Донецку, чем и объясняется их желание отодвинуть украинские войска как можно дальше от «столицы» ДНР. Ведь при необходимости украинская артиллерия может спокойно перекрыть часть этого населенного пункта.

Также небезопасными остаются Приморское направление в районе Широкино и Мариуполя, а также Волновахское направление. Здесь даже дело не только в активизации российско-террористических войск, - в эти районы перебрасываются бронетехника и дополнительные подразделения боевиков. Традиционно напряженным остается направление и на север от Луганска – на Счастье и Станицу Луганскую.

Насколько боевики сейчас могут проводить полномасштабные боевые действия? Возможностей у них для этого мало, поскольку нынешнего комплекта российско-террористических войск на Донбассе недостаточно для того, чтобы выполнять задачи оперативно-стратегического уровня. Сейчас у боевиков происходит ротация - они провели т. н. «призыв», проводят мобилизацию, усиленно работают вербовочные пункты для пополнения их рядов, из России также прибывают подразделения наемников. При этом регулярные силы ВС России на данном этапе активно не участвуют, ДРГ российского спецназа отвели от первой линии вглубь. У них тоже происходит ротация: из России прибывают свежие подразделения, а те, которые отвоевали на Донбассе, убывают домой.

Кроме того, в происходящем есть еще один нюанс: те свежие подразделения наемников и из местных боевиков, которые недавно прошли курс обучения, демонстрируют крайне низкий уровень боевой подготовки. Раньше те же самые лутугинские лагеря, когда там работали российские инструкторы, готовили боевиков на порядок качественнее. Это связано с тем, что сейчас этих структур стало намного меньше, и подготовку пытаются осуществлять местные боевики, которые имеют опыт боевых действий. Но, судя по тому, что происходит на переднем крае линии разграничения, у них это не очень получается.

На приморском направлении также есть одна деталь. Если нынешним комплектом российско-террористические войска вряд ли могут брать Мариуполь «в лоб», важно не забывать учитывать близость к границе с Россией: в течение нескольких суток возможна переброска российских войск и наемников, поэтому картина может в корне измениться за считанные дни. Однако на данный момент предпосылок для широкомасштабного наступления со стороны противника, нет.

Что касается отвода вооружений, который проходит в русле Минских договоренностей, то группа «Информационное сопротивление» изначально критически относилась к этому процессу. Тем не менее, нынешний отвод идет намного успешнее, чем после первых и вторых этапов Минских договоренностей, которые также предусматривали отвод вооружений и создание буферной зоны. При этом боевики пытались несколько недель подряд изобразить отвод тяжелых вооружений.

Одновременно мы серьезно мониторили эту ситуацию по линии разграничения и сообщали о том, что боевики часто играли в «карусель»: перед наблюдателями ОБСЕ отводили, а потом частично возвращали эти вооружения. Танки мы сейчас наблюдаем на донецком, приморском направлениях - в том месте, где их не должно быть априори. То же самое касается и артиллерии северо-восточнее Горловки на Артемовском направлении. То есть нарушения есть, и они довольно-таки грубые.

Но гораздо больший размах нарушений наблюдается вокруг отвода вооружений калибром менее 100-мм. Это и понятно, потому что если танки довольно легко обнаружить с помощью тех же беспилотников ОБСЕ, то с минометами ситуация обстоит намного сложнее. Неоднократно при наблюдателях ОБСЕ террористы сворачивали минометные позиции, отводили, а буквально через несколько часов возвращали их назад. Идентифицировать, что перевозится в грузовом автомобиле, невозможно, поэтому минометы передвигаются практически бесконтрольно вдоль всей линии разграничения.