Сегодня Комиссия по проведению конкурса в антикоррупционную прокуратуру пытается провести окончательное голосование по избранию антикоррупционного прокурора. Самыми главными кандидатурами являются Роман Говда и Виталий Касько.

Креатуру Касько лоббируют внешние партнеры Украины, которые настаивают на радикальном реформировании прокуратуры, а Роман Говда – это кандидат команды президента. Шансы последнего стать антикоррупционным прокурором также высоки, эта кандидатура вполне устраивает Банковую.

Сам по себе институт антикоррупционного прокурора – это инструмент, который может быть использован в политических целях. Как, собственно говоря, и любая такого рода институция, она способна кого-то очень сильно огорчить, а кого-то и порадовать. Понятно, что такую институцию хотят контролировать определенные силы. На фоне системной атаки на Виктора Шокина, мы увидели, что фактически прокуратура в реформе прошла точку невозврата, когда старое разрушено, а нового ничего не создано, поэтому идет такая борьба.

Антикоррупционный прокурор, в зависимости от того, на кого он будет завязан, может преподнести нам много чудных открытий и стать источником потенциальных громких политических скандалов, которые могут многое поменять в украинском политическом и бизнес-ландшафте. Собственно говоря, этим и объясняется такой сложный процесс его избрания.

В то же время, то, что сейчас происходит вокруг избрания антикоррупционного прокурора, можно сравнить с созданием полиции. Нам сделали такой чудный образ некой абсолютно новой институции, которая будет работать по-новому. Но на самом деле люди все чаще сталкиваются с тем, что под красивой американской формой в новой полиции скрывается такое же гнилое содержимое, как и в старой-доброй, хорошо знакомой милиции.

То же самое и с антикоррупционным прокурором – мы имеем дело с масштабной пиар-акцией за счет средств налогоплательщиков, но ничего принципиально во взаимоотношениях гражданина и государственного правоохранительного института не поменялось. Более того, по ряду позиций даже ухудшилось, ведь создание института антикоррупционного прокурора фактически означает отмену презумпции невиновности. На антикоррупционного прокурора определенно больше влияние будет также иметь Президент. Поэтому больших ожиданий, что это как-то радикально перевернет нашу правоохранительную систему или изменит борьбу с коррупцией, нет.