Сегодня исполняется ровно год с дня подписания участниками «Нормандской четверки» Декларации и комплекса мер по выполнению Минских соглашений.

Насколько эти соглашения можно считать эффективными в деле установления мира на Донбассе? Существуют два аспекта проблемы. С одной стороны, соглашения стратегически выгодны для Украины, поскольку позволили значительно снизить активность боевых действий и потери украинских воинов. Соглашения стали передышкой, которая была очень нужна Украине для того, чтобы преодолеть различные проблемы формирования государства: построение эффективной армии, проведение реформ, построение государственных институтов, проведение выборов. Поэтому Минские соглашения – это инструмент, который позволяет нам каким-то образом минимизировать влияние войны на жизнь людей. Стратегически эти соглашения – это плюс и это важный результат для Украины.

С другой стороны, важно понимать, что Минские соглашения – это перемирие, но это не мир. И миром они стать не могут. Поэтому если в 2015 году они считались успехом, то в 2016-2017 годах, уже в скорой перспективе, документы могут стать «ярмом» для Украины, потому что противник не спит и использует все возможности для того, чтобы усилить силовые компоненты, построить себе наемную армию на оккупированной территории. В стратегически более отдаленной перспективе эти договоры являются тупиковой ситуацией, которую надо решать. Это только временная мера.

Широкомасштабная война, об угрозе которой все чаще заявляют российские СМИ и отдельные эксперты, на данный момент невозможна, потому что у противника нет сил для ее проведения. У России есть серьезные проблемы с живой силой, - они построили армию, которая способна вести только локальные боевые действия, но к широкомасштабному наступлению она не приспособлена. Поэтому я не думаю, что существуют предпосылки к большой войне, но эскалация боевых действий в зоне АТО – это факт.

Разговоры о необходимости смены переговорного формата из-за невозможности установить мир при помощи Минска-2, неуместны, ведь стороны проводят не мирные переговоры, а переговоры о перемирии. РФ идет на них под воздействием, во-первых, украинского сопротивления, а во-вторых, - международного прессинга. Украина на них идет, потому что для нас чувствительны потери в людях. Россия на это идет, потому что ее ресурсы не безграничны. Поэтому это перемирие, а не мир.

Но обеим сторонам нужен именно мир. Путин видит мир как победу над Украиной, интеграцию пророссийских сил, чтобы они могли влиять на ситуацию в стране, на ее внутреннюю политику. Для Украины мир – это возвращение контроля, освобождение оккупированных территорий. Пока у обеих сторон конфликта – у РФ и Украины – диаметрально противоположные цели.

Женевский и Нормандский форматы – это тоже только одна из форм обеспечения перемирия. Это попытка каким-либо образом нормализовать ситуацию и избежать дальнейшего обострения конфликта. Но это пока еще не мир. Для того, чтобы вести мирные переговоры, должна быть политическая база переговоров. Но политическая база отсутствует, потому что Россия хочет от Украины признания оккупации.