Показательное зачитывание подозрения в совершении особо тяжкого преступления экс-заместителю Генеральной прокуратуры Виталию Касько – это обычная реакция системы, которая хочет запугать любых людей, которые пытаются ее сломать. Поэтому в этом ничего удивительного нет. Задание власти – сломать любого человека, который позволяет себе бросать вызов системе.

Касько сам по себе, конечно, не безгрешен, как и любой человек, который работал либо в нашей юриспруденции, либо в прокуратуре. Это как у Грибоедова: «А судьи кто?». В данном случае, позиция прокуратуры в виде такого демонстративного давления и прессинга вызывает очень много вопросов. Плюс еще одна проблема в том, что власть Украины на это никак не хочет реагировать. и если это и дальше будет продолжаться, то закончится достаточно печально для Президента, потому что он неоднократно доказывал, что фактически лично контролирует Генпрокуратуру.

Возможно, такого рода борьбой с Касько ГПУ думает, что улучшает себе имидж. В действительности, они бы неплохо улучшили имидж, если бы поймали и посадили кого-то из серьезных коррупционеров, а не искали прокуроров в Одесской области, которые берут взятки по 10 тысяч долларов, - учитывая, какие деньги крутятся, в первую очередь, в Высшем хозяйственном суде, это выглядит просто смешно. Поэтому инцидент с Касько – это, скорее, запугивание тех, кто каким-то образом пытается восстать против системы в середине этой системы. А что касается борьбы с коррупцией – ну, они что-нибудь себе придумают, если мозгов хватит, вот и все.

Да, можно предположить, что таким показательным шоу с Касько в центре Киева консерваторы из команды Шокина пытаются прижать реформаторов из команды Сакварелидзе. Но по действиям Сакварелидзе тоже есть «сто пятьдесят вопросов». Я юрист и часто вникаю в юридические подробности тех или иных дел. Дело Корнейца и Шапакина не было доведено до ума по одной простой причине. Если изучать историю Сакварелидзе, то в Грузии он не занимался реальным расследованием дел, - вся тамошняя Система была построена на тотальном прессинге и вообще отсутствии презумпции невиновности. И если посмотреть на количество оправдательных приговоров, то при Саакашвили их там было 0,01 %, при этом они 10 % населения страны успели посадить за время его президентства. Грузия какое-то время вообще лидировала по количеству посаженных людей в мире. Поэтому Сакварелидзе, в принципе, вообще не готов что-то доказывать, потому что он привык работать в системе репрессией и «договорняков». Приняты такие законы, когда люди во всем виновны, а он только сидит с умным видом и делает вид, что расследует это. У них это стыдливо называлось «сделки со следствием» и похоже на то, как у нас практикует Налоговая: тебе выдвинут претензии на 100 миллионов - «давай за 50 мы это все решим». Там только это все в бюджет шло, а затем снова на приватизацию.

И вообще, когда Сакварелидзе приехал работать в Украину, я, как юрист, который знает, как работает система, вообще не понимал элементарного – а как он может прочитать украинскую нормативку? Ведь там все написано на украинском языке. Что он понимает из документов, которые ему приносят следователи? Я вообще не понимаю, как это могут делать министр здравоохранения Квиташвили и все остальные. Поэтому не удивительно, что следствие застопорилось даже по Корнейцу и Шапакину с явными доказательствами их вины. Сакварелидзе не пошел в суд представлять обвинение, поскольку понимает, что не может этого сделать – он просто не умеет читать по-украински. И, соответственно, качество работы следствия сложно себе представить. Если оно было укомплектовано еще и людьми, которые не хотят его проводить, то я себе представляю, с каким треском это дело разваливается.

После назначения Сакварелидзе прокурором по Одесской области мы также не увидели значимых успехов. Помните, как красиво он ездил на тракторе, ломал «киваловские» заборы – столько было шума, соплей и радости, вот, мол «сейчас всех олигархов поломаем»? Но, будучи на должности в Одессе, он даже не подал ни одного протеста на решение городского совета на выделение этих земель. То есть это либо профанация деятельности, либо просто очковтирательство – рассказывать, «какой я великий», и ничего не делать. Такое впечатление, что он просто не способен к элементарной деятельности в правоохранительных органах, а все остальное – это пиар, «сопли» и рассказы.

Тем более смешным является рассказ Сакварелидзе о том, что он за 5 тысяч долларов купил в Италии куртку при том, что официальная зарплата у него в Грузии тоже 5 тысяч долларов. Ну, как бы хорошо живут грузинские прокуроры!