Во-первых, кто как не Порошенко в курсе, что задача вступления в НАТО не решается с помощью референдума. Собственно, последняя попытка самого Порошенко получить хоть какие-то обещания от руководства НАТО во время 27-го саммита в Варшаве в июле 2016 года закончилась ничем. Поэтому можно провести хоть 10 референдумов на тему вступления в НАТО – это ни на шаг не приближает к вступлению в Североатлантический Альянс.

Во-вторых, если бы президент был нацелен решить государственные задачи, а не стремился извлечь политическую выгоду, он начал бы не с темы НАТО, а с разработки нового закона, который регламентирует все виды референдумов – и всеукраинский, и местный. Потому что сегодня действует закон «О всеукраинском референдуме», принятый в 2012 году еще при Януковиче. А вот как быть с местным референдумом – непонятно. Получается, раз законы Украины не регулируют вопрос местного референдума, значит, граждане не имеют права применять этот институт прямой демократии.

В-третьих, налицо попытка Порошенко устроить «сеанс одновременной игры». В частности, присоединиться к доминирующему мнению – он сам упомянул о 54 % опрошенных, которые высказались «за» вступление Украины в НАТО.

Есть такая технология – когда действующий глава государства запускает «сеанс одновременной игры» - совмещает референдум и президентские выборы. Эту технологию хорошо отработали президенты непризнанных республик. Например, власти Приднестровья в сентябре 2006 года провели референдум о признании независимости Приднестровья с ее последующим присоединением к России, когда 97,2 % избирателей высказались «за». А затем в декабре состоялись президентские выборы, на которых триумфально победил действующий президент Игорь Смирнов (82,4%). То есть, действующий президент грамотно использовал референдум по наболевшему вопросу как технологию для завоевания симпатий. А власти Южной Осетии обещают провести референдум о присоединении к России в этом, 2017 году. Совершенно случайно, но именно в этом году в Южной Осетии должны пройти выборы президента. А во время президентских выборов 2001 года власти одновременно с голосованием за кандидатуру президента запустили референдум о государственном статусе для русского языка.

В общем, слова Порошенко о референдуме по НАТО – это старая история «как козу водили», только на новый лад. Когда ставка делается на процесс, а не на результат. А если избиратели вдруг потеряют интерес, всегда можно реанимировать «золотую тему» из той же серии – референдум по отмене депутатской неприкосновенности. Даже если избиратели дадут 99 % голосов «за» - все равно никакого риска, потому что неприкосновенность нельзя отменить на референдуме, для этого нужно, чтобы Верховная Рада проголосовала за изменения в Конституцию.