На днях МИД РФ озвучил (Мария Захарова на брифинге) традиционно «шедевральное» предложение – «проанализировать, кто такой украинский народ, и в чем его настоящие исконные интересы».

Это очередная попытка замещения собственных проблем (в частности, проблемы межнациональных отношений) темой Украины. Хочу напомнить, что в октябре прошлого года Владимир Путин на заседании Совета по межнациональным отношениям в Астрахани предложил «поработать над созданием закона о российской нации». Представляю, сколько неразрешимых позиций и споров внутри РФ будет в рамках этой инициативы. Скажем, российские националисты (те, кто ходил на «Русские марши») изначально против такого закона.

Более того, такие спекуляции, исключительно политического характера, на серьезной теме для самой РФ (имею в виду отсутствие позиции по поводу того, «кто такой российский народ – в понимании самих граждан РФ») еще раз подтверждают, что Кремль сконцентрирован на игре в искусственные риски (внешние враги и т.д.) и утратил понимание рисков реальных.

Сегодняшняя Россия – это многонациональная страна, где русские всего лишь один из 200 народов/народностей. При этом, Россия, как и другие постсоветские страны, стоит перед необходимостью перезапуска развития государства, построения цивилизованного варианта национализма как основы обретения идентичности государства.

В этом смысле, явно выраженное обострение православной пропаганды, случившееся в РФ после Болотной 2011-го, а затем, начиная с 2014 года, – уход в охранительство, «почвеничество» и политику войны, привели к обратному эффекту. Вместо того чтобы выстраивать цивилизованный вариант национализма, который станет основой для обретения идентичности национального государства, российская власть сделала ставку на:

1) православие, как один из столпов политического режима, что в принципе ошибочно (если нацидея поддается реформации, то религиозная – нет);

2) политику войны, замещение внешними «врагами» решение внутренних проблем/задач и как результат – концепцию изоляционистского курса страны-«стены».

Фактически, боязнь Кремля начать реальную модернизацию России (что несет риски для политического режима) была обменяна на перспективу страны. Ведь идеологического обоснования в действиях Кремля сегодня нет.

Российская власть уже четвертый год продолжает жить в логике войны. При этом до сих пор непонятно, что воплощает Путин – национализм или империализм. Аннексия Крыма – это имперская логика или логика русского национализма? А то получается двойной обман – русских Крыма под предлогом защиты прав русских воссоединяют с национальностями Северного Кавказа.

Гитлер долго решал проблему выбора обоснования действий, сделав выбор в пользу нацизма и слабой имперской формы. Путин, судя по всему, хочет совместить слабый национализм и слабый империализм.