Уже не первый год Россия ведет информационно-пропагандистскую войну с Украиной. Единственно, есть большие сомнения, что она по-серьезному ее ведет, с точки зрения направленности на наших граждан. Создается такое впечатление, что в приоритете серьезных пропагандистских усилий России являются её собственные граждане: там у них тотальный перевес, потому что все необходимые ресурсы находятся под полным контролем властей для этой войны. И здесь, конечно, стоит констатировать, что здесь им нет равных.

Но, с другой стороны, пропагандистское влияние и на наше население, и на мировое тоже существует, и нельзя сказать, что оно не значимое. Потому что, на удивление, во многих странах западной демократии и странах, которые, скорее всего, нами рассматриваются как союзники, — большой процент людей, которые либо являются прямыми сторонниками Российского государства, либо у них некоторые скорректированы позиции по конфликту между РФ и Украиной, конечно же, российским информационным влиянием.

Думаю, что в Украине с информационной политикой, а более того, с информационным противодействием все обстоит хуже. У нас практически отсутствует ясная, внятная государственная политика в отношении нашего населения. И проблема даже не в том, что нет достаточно профессионального подхода и контролируемых информационных ресурсов, а в том, что тут есть двойной подход.

Первый — как в России, когда вы абсолютно берете под контроль информационное пространство и можете на черное говорить белое, и вам не нужны факты, так как вы их можете сымитировать и организовать самостоятельно. Потому что весь ужас такой пропагандистской машины в стиле России, что если они говорят про распятого мальчика, то иногда, чтобы показать картинку, есть подозрения, что они могут реального мальчика взять и распять.

Второй подход — как в Украине, где у государства нет полного контроля за СМИ. Здесь они принадлежат различным частным группам, и эксклюзива на информпространство в Украине нет. Обратите внимание, что даже такое явление, как «порохоботы», а некоторые люди стали их называть «владоботами» от слова влада, это явление не эффективное, а, скорее всего, повод для насмешек, и работает оно весьма слабо. Тотального доверия к власти оно не рождает, а те дискуссии и скандалы, которые происходят в основном где-то в Фейсбуке, серьезного влияния не имеют.

И здесь для государства нет иного выхода, кроме как воздействовать, не только используя информационные ресурсы, а сам фактаж. То есть обществу надо действительно предъявлять реальные результаты работы — реформы, позитивные изменения, чтобы эту лояльность получить. Прежде всего, главным условием информационной войны, что в России, что в Украине, является лояльность собственных граждан. Соответственно, мы и не видим здесь больших успехов из-за того, что этих фактов, этих реформ, того, что можно предъявить, нет. И когда вы не владеете ни эксклюзивом на СМИ и не можете предъявить факты, то есть СМИ вас не поддерживают, но факты говорят о том, что у нас идут тотальные изменения к лучшему, то, соответственно, вы проигрываете в этой информационной борьбе за собственных граждан.

А если говорить о гражданах, которые находятся в Европе или в России, а у нас еще есть оккупированные территории, Крым, то здесь в Украине, мне кажется, все совсем плохо. То есть реальной государственной политики, которая бы хоть как-то на это повлияла, кроме каких-то отчетов, что появились какие-то вышки, трансляции — это техническая часть, которая должна быть, но нет людей, которые рождают контент, и опять же, у вас нет фактов, которые вы можете предъявить как собственное преимущество.

То, что крымчане сейчас могут тотально разочаровываться в тех надеждах, которые они возлагали на оккупантов, — это, безусловно, хорошее основание вести пропаганду за их души, но мы не можем предъявить альтернативу и сказать, что, смотрите, вы разочарованы Россией, а в Украине идут такие позитивные изменения, и вы должны понять, что вы проиграли, выбрав не ту сторону. Этого фактажа нет, и опять та же проблема: с одной стороны, нет профессиональной работы в информационном пространстве, а с другой стороны не с чем работать. Уже даже речь не идет о том, что, скорее всего, для Европы и европейских граждан — у нас вообще эта зона не освоена.

Потому если сухо оценивать, кто более выигрывает в этой информационно-пропагандистской войне, то, скорее всего, больше бонусов получает Россия, а Украина этим похвастаться не может. Тут есть единственное преимущество, очень сильное, в отличие от России, — здесь эту роль выполняет определенное информационно оснащенное гражданское сообщество: независимые блогеры, независимые журналисты, которые так или иначе все-таки этот фронт держат и такого тотального российского порыва все-таки мы не наблюдаем. Плюс самосознание самих граждан, для которых ситуация однозначна.

Что бы ни говорила РФ, как бы мы ни любили государство, сам факт, что Россия — враг, что Россия несет несвободу, оккупацию, что Россия несет несправедливую ситуацию с отъемом территорий, кто бы какую пропагандистскую работу ни вел, он является для большинства граждан понятным и ясным. Хотя, к сожалению, есть еще большой процент населения, который является пророссийским, и в этой войне они не на нашей стороне.