Начну с минусов. Первый и самый главный минус — это то, что качество 80% законопроектов, которые вносятся депутатами, очень низкое. Политики не уделяют внимания, даже через своих помощников, консультантов и советников, вопросу законодательной техники и, соответственно, кросс-ссылке на законодательные акты. Это приводит к путанице, к созданию лакун правовых неопределенностей, двочтений, соответственно, расширяется пространство для коррупции.

Второй минус — то, что есть политизированность ВР и попытки спекулировать на острых политических темах, таких как война и мир, как социальные вопросы, вопросы безопасности, международной политики и т. д.

Третий — это отсутствие идеологических групп, которые имеют принципиальную позицию по ряду вопросов. То есть позиция де-факто меняется на принципиально противоположную. И это касается не только вопросов бюджетной политики, но и внешней политики, и вопросов правового обеспечения, и избирательного законодательства и т. д. То есть зал меняет свою позицию в отношении тех или иных вопросов в зависимости от политической конъюнктуры, не ориентируясь на идеологические программы и обещания.

Раньше такого не было, потому что была фракция «Свободы» и фракция коммунистов, которые исходили из идеологических постулатов. Остальные между ними барахтались, но тоже имели определенные ядра, которые декларировали идеологическую составляющую. Сейчас идеологии в парламенте нет, несмотря на кажущийся рост ура-патриотизма.

Еще один минус — это то, что этот парламент не отличается дисциплинированностью депутатов, как обязательства депутатов по выполнению своих функций — ходить на заседания, принимать участие в работе комитетов, голосовать, разрабатывать законодательные акты, встречаться с избирателями. Депутаты имеют очень ограниченную привязку к своим избирателям (но это касается не всех, а части депутатов) и низкую партийную дисциплину.

Мы видим, как в рамках того же БПП и «Народного фронта» есть целые группы депутатов, которые не корреспондируются или не ориентируются на свое партийное руководство, а действуют, как они захотят, и даже в оппозицию к своему партийному руководству. И у руководства нет инструментария для того, чтобы или принудить их к голосованию, или, наоборот, обеспечить партийную дискуссию и сохранение автономии, чтобы меньшинство влияло на принятие решений большинства. Этого нет. Внутрипартийной дискуссии нет, есть или оппонирование, или голосование по взмаху руки.

Также есть поверхностное изучение проблематики депутатами при голосовании. Были неоднократно ситуации, когда депутаты, не читая, голосуют. То касалось и бюджета, и законодательных актов, и ряда других голосований, когда голосуется из доверия к руководству фракций или руководству каких-то групп влияния во фракции.

Теперь о плюсах. За это время удалось принять целые кейсы законодательных инициатив, которые изменили политическую систему. Хорошо или плохо — пока сложно сказать, но мы запустили антикоррупционные механизмы, вопросы правовой определенности в состояни войны, вопросы, связанные с выполнением наших обязательств перед МВФ, ЕС и т. д. Хотя на 35% выполнено Соглашение с ЕС по ассоциации, но все-таки ВР голосовала за эти изменения.

И на этом плюсы этого парламента и исчерпываются.