Сейчас все чаще стали появляться новости о предстоящих президентских выборах, возможных оппонентах Петра Порошенко и его реальном рейтинге.

В этой связи хочется обратить внимание на том, что рейтинг — это только одна из составляющих потенциала кандидатов в избирательной кампании. Есть еще целый ряд ресурсов, из которых он формируется: это организационный, партийный, элитный ресурс. По сумме этих ресурсов безусловным противником Петра Порошенко на следующих президентских выборах выглядит именно Юлия Владимировна Тимошенко, которая по ряду исследований выигрывает у него как в первом, так и во втором туре.

Но рейтинги — вещь обманчивая, потому что можно держать рейтинг на достаточно высоком уровне, но потом на финише все проиграть. Поэтому это не означает окончательного вердикта относительно шансов президента, потому что президент потерял рейтинг, но он компенсировал эту потерю концентрацией колоссальных ресурсов — финансовых, силовых, административных, медийных.

Все мы прекрасно знаем, как в Украине дефицит рейтинга отыгрывается в результате. Достаточно вспомнить Кучму: 1998 год — около 8% было в конце года, а на выходе он выиграл, поскольку как раз у команды президента есть возможности формировать оптимальную для себя конфигурацию кампании. То есть достаточно сейчас обсадить Юлию Владимировну кандидатами-спойлерами, хорошо поющими, красиво выступающими со сцены, и потихонечку начать вытаптывать ее электоральный «огород», чтобы она не смогла собрать с него необходимый для победы «урожай».

Пока я вижу довольно напряженные и сложные отношения в украинской политике. Есть допустим, Компартия и «Свобода» - это классические идеологические оппоненты власти. Понятно, что электорат КПУ никогда не пойдет голосовать за «Свободу», они не пересекаются. Но есть и конкуренты, то есть это те люди, которые близки по идеологическим позициям, но которые гораздо опаснее. Вот, допустим, электорат «За життя», «Нашего края», Оппоблока пересекается, он достаточно близок. Поэтому это пока гипотетический вариант, но в Украине возможно все.

Что касается таких кандидатов, как, например, Вакарчук, то в 19-м веке, когда на Диком Западе приезжал цирк шапито, пускали фургон с оркестром, за ним сначала бежали дети, потом шли взрослые, и так все собирались у цирка. Такой «фургон с оркестром» запустили и с Вакарчуком. Понятно, что политическому лидерству учат-то его американские товарищи. В 2004 году, когда у Вакарчука журналисты днепропетровского канала поинтересовались судьбой Оранжевой революции, когда еще не было понятно, кто победит — Майдан или Янукович, Славик с широкой улыбкой ответил: «Хлопці, ну хиба я схожий на Че Гевару?»

Он действительно не похож на Че Гевару, у него ощущается дефицит лидерских качеств. Многие кивают сейчас на Рейгана, на Гавела. Но у Рейгана до того, как стать президентом, был колоссальный профсоюзный опыт — он возглавлял гильдию киноактеров, политический опыт — он возглавлял один из крупнейших в экономическом отношении штат Калифорния. Гавел 15 лет занимался политикой. А что у Славика в активе? Год в ВР, где две трети заседаний он прогулял, так и не поняв, куда он попал и что ему делать. Поэтому наполнять этот «сосуд» будут совершенно другие люди, и есть обоснованные опасения, что это будет примерно, как с Кличко — великий спортсмен оказался никчемным мэром.