В 2017 году Украина возглавила антирейтинг по коррупции. Чтобы разобраться, почему так произошло, надо понимать, как устроен украинский правящий класс.

26 лет в Украине создавался правящий класс, который, в общем-то выглядит как преступный клан, целью которого является коррупция. Зачастую простые граждане не всегда разбираются, в чем суть государственной коррупции. Им кажется, что это взятки, как когда ты приходишь к врачу и даешь взятку или с тебя судья просит взятку за какое-то решение. Но вот это все — это низовой уровень, это уже следствие той коррупции, которая есть в самых верхах власти. Речь идет конкретно о первых лицах государства. Что это за топ-коррупция? Это, прежде всего, использование государственных полномочий, законотворчества, всяческих рычагов, которые называются власть, для личного обогащения и личных корыстных интересов.

За 26 лет в украинском правящем классе ничего не изменилось. Менялись доминирующие кланы: приходил клан «любих друзив», его сменял клан Януковича, зачем его снова сменили «люби друзи». В данном случае, так или иначе, начиная от президента и заканчивая народными депутатами и фракциями, - это люди, которые во всех своих действиях руководствуются только личной корыстью. Все остальные разговоры про евроинтеграцию, про реформы и т. д. — это не более чем имитация, которая позволяет им, условно говоря, общаться с западными партнерами, которые действительно хотят, чтобы наша страна наконец-то стала не коррупционным партнером, а нормальной развитой страной. И это способ манипулировать избирателями. К сожалению, для правящего класса, все еще зависит от выборов.

Теперь что касается органов, которые должны бороться с коррупцией. Генеральный прокурор — это прямой человек президента, а президент со своей «семьей» и возглавляет коррупцию, то есть Луценко по сути является частью этой коррупционной машины. Это все равно что в известной поговорке — пчелы против меда. Ну, глупо же заставлять правящий класс уничтожить самого себя, свои кормушки, свои плантации, свои доходы — это практически невозможно.

Что касается тех новых антикоррупционных органов, которые были созданы под давлением, прежде всего, международных институций, западных политиков, их представителей здесь, кого власть презрительно называет грантоедами. Это негосударственные общественные организации, антикоррупционеры, еще их иногда называют еврооптимисты и т. д. Из четырех необходимых органов, которые по-настоящему занимались вычисткой коррупционеров в нашей власти, удалось создать три: НАБ, САП и НАПК. Нет очень важного органа — независимого суда, потому что все стандартные суды коррумпированы с ног до головы, и если там и есть какие-то независимые судьи, то это, скорее, исключение из правил. Например, вчера судья Лариса Цокол показала вдруг неожиданно такую свою независимость, и это стало прецедентом, очень необычным для украинской системы. В то же время другой суд абсолютно оправдал ректора Мельника, который является просто очевидным коррупционером.

Обратите внимание — кто сопротивляется созданию независимого Антикоррупционного суда? Прежде всего президент, депутаты его фракции, ну и их соратники из «Народного фронта» и всех, кто вместе с ними. Более того, печаль заключается в том, что Антикоррупционная прокуратура во главе с Холодницким сильно подозревается, что президентская команда взяла ее под контроль. Единственным независимым органом пока является НАБУ и Артем Сытник, и то в последнее время правящей верхушкой предпринято достаточно много усилий для того, чтобы снять его с должности и, в принципе, даже предъявить ему подозрение, объявив «войну».

Поэтому власть действует двумя путями. С одной стороны, она максимально борется с антикоррупционными органами, которые ей не подконтрольны. С другой стороны, она развивает информационную войну под названием «да все они одинаковые и неэффективные». И в этой картинке простому гражданину разобраться довольно сложно, потому что для него это что-то непонятное, неэффективное, потому что еще и война идет.

На самом деле все очень просто: старая правящая верхушка во главе с президентом, генеральным прокурором, СБУ борется, пожалуй, с пока единственной площадкой, которая является независимой — НАБУ, остальные органы, к сожалению, взяты под контроль, поэтому мы никакой эффективности и не видим. Ну и борется с теми, кто позволяет себе критиковать власть за коррупцию. Это, прежде всего, те самые депутаты-европейцы, это бывший грузинский президент Саакашвили. О каком генеральном прокуроре мы можем говорить, если очевидно, что он сфабриковал вместе с ГПУ дело, за которое даже нельзя задержать Саакашвили, потому что суд, который проявил независимость, заявил, что, в принципе, не видит состава преступления, по которому можно задержать бывшего президента Грузии.