Вчерашнее поведение господина Саакашвили можно описать примерно так: сторонний человек может подумать, что тут непочатый край работы для психиатра, поскольку налицо видно его раздвоение личности. У Михаэла Николозовича явно в мозгах поселились доктор Джекилл и мистер Хайд.

Но если говорить серьезно, то, что мы увидели, наглядно говорит о том, что Саакашвили не является субъектом политики, человеком, который эту политику творит. Он является объектом чужой политики. Из этого, естественно, вырастают две конспирологические версии. Вчерашние события добавили аргументы тем экспертам, которые говорили, что Саакашвили является инструментом принуждения Порошенко к реформам в американском прочтении. И другие эксперты получили аргументы, которые говорили о том, что у Саакашвили с Порошенко договорняк, а все это делается для того, чтобы создать фейковую оппозицию, через которую канализировать протест, собственно говоря, нейтрализовать оппозиционную угрозу для Порошенко.

Мы увидели реакцию послов на это событие, и стало тем более странно, что в 2012-2014 годах они не считали захват административных и прочих зданий злоупотреблением права на мирный протест, ведь они занимали совершенно иную позицию. Это означает, что на более радикальный характер акций Саакашвили не акцептирован коллективным Западом. И это все показывает, что существует определенная красная черта, за которую не может перейти ни власть, ни Саакашвили в этой ситуации.

Отсюда возникает вопрос: а что дальше? Любая протестная акция, революция, если она не расширяется, она тухнет. Саакашвили, как буревестник грядущих больших политических перемен, прекрасно это понимает. Очевидно, вчера произошел эксцесс исполнителя — он вышел за рамки, и Михаэла Николозовича достаточно жестко одернули: то, что он сначала отправил соратников к Октябрьскому дворцу, а потом оперативно отработал задний ход, наглядно это подтверждает.

Как очень слабо сцена Майдана в 2014-м управляла «Правым сектором», который тогда угнездился в Доме профсоюзов, точно так же Саакашвили может выпустить контроль над теми, кто жаждет разобраться с барыгами. А это публика, у которой на руках оружие, которая по своим настроениям радикальна, и в какой-то момент такая непоследовательность Саакашвили им надоест.

Что касается ответа власти, то пока мы видим, что Порошенко мечется между предложениями членов своей команды, одни из которых говорят, что надо не замечать, игнорировать Саакашвили, не давать ему лишних аргументов, другие выступают в качестве сторонников жесткой линии — что надо показать силу власти. Пока какой-то последовательной линии нет, и это может оказаться достаточно серьезным проблемным моментом, поскольку в таких ситуациях системность и последовательность — это первые азбучные правила, а метания обычно приводят к катастрофическим политическим результатам.