Вероятность того, что обмен пленными 25 декабря состоится, меньше 5% на сегодняшний день. Госпожа Геращенко много обещала, а теперь понимает, что обмена, скорее всего, не будет, и она спасает свою репутацию, обвиняя российскую сторону в срыве обмена пленными. Скажу, что обмена не будет только по одной простой причине — что решение на обмен пленными принимает лично Владимир Путин. Пока он не скажет, никто никого никому не отдаст.

Мы можем разговаривать с кем угодно — и с Захарченко, и с Пасечником, они нас будут сажать за стол переговоров, но Путин освободит заложников в двух случаях. Первый — устранение Путина от власти и смена политического курса. И второй момент — если Путин будет политически мотивирован в обмене этими заложниками. Один из примеров такой политической мотивации, допустим, возвращение Виктора Медведчука в большую политику Украины и его продвижение. Как вариант, он приезжает с 5-7 людьми и говорит: «Смотрите, я герой, я обменял людей и в дальнейшем могу обменять всех. Голосуйте за меня и мою партию». Во всех остальных случаях, что бы мы ни делали, как бы мы ни плясали, обмен не состоится. Даже не надо строить иллюзий и надежд.

Если мы отмотаем назад историю, то вспомним, что Российская Федерация меняла наших заложников только в том случае, когда ей это было выгодно. Когда им надо было забрать двух офицеров ГРУ — они их обменяли на Савченко. Только теперь мы не знаем, на кого нам ее поменять?! Поэтому, только имея выгоду, Россия идет на обмен. Если мы возьмем первые периоды — активные боевые действия 2014-2015 годов, тогда реально еще не было такой централизованной системы управления и контроля со стороны России, и о многих обменах пленными договаривались на месте с полевыми командирами.

Договаривались наши офицеры с российскими офицерами. Лично знаком с нашими генералами, которые ездили и забирали ребят. Меняли даже всех на всех, потому что это была война. Бой закончился, убитых и раненых собрали, есть пленные, поехали, созвонились, встретились — обменяли. Вот так это происходило. Потом в 2015 году некоторое время даже подключалась СБУ, и через своих сотрудников договаривались с полевыми командирами и выкупали пленных. Они реально выставляли цену и продавали наших ребят, мы просто об этом помалкиваем.

Как только была установлена четкая жесткая вертикаль власти в этих новообразованиях и взято все под центральный контроль Москвы — с того момента этот процесс просто умер. В данном случае есть только

два варианта: политическая мотивация Путина или его устранение от власти.