Перед Новым годом Комитет избирателей Украины решил, видимо, поюморить и посчитать народных депутатов-прогульщиков.

Во-первых, нас обманывают изначально тем, что в действительности нет никакого комитета избирателей. Часть из них исчезла, забрав деньги, часть перешла в активное большинство Верховной Рады. А те, кто остались, не пройдут даже допроса любого следователя Житомирской районной прокуратуры. Поэтому они уже давно не принимают участия ни в политике, ни в комитетах, ни в избирателях. Поэтому то, что публикуют якобы от КИУ, скорее, надо искать где-то на втором этаже Администрации президента.

Второе — сама ВР очень низкого качества. Дело даже не в злостных прогульщиках, не в публичных обещаниях, которые они дают и не выполняют. Они берут пример с президента, и в этом смысле мы ничего сделать не можем — ведь они детище нашего президента. Он врет избирателям и гражданам Украины — естественно, они врут друг другу и избирателям. Так что тут ложь сверху, и с этим ничего не сделаешь.

Впервые за 25 лет мы наблюдаем низкую квалификацию народных избранников. Несмотря на имитацию голосований по реформам, борьбе с коррупцией, освобождению Донбасса — все превращается в свою противоположность. Освобождение Донбасса превращается в легатимацию сепаратизма, реформы превращаются в более мощные рычаги давления на население. Во всем мире парламенты работают с острыми документами, но наши почему-то превращаются в животных.

Вы скажете, что там очень богатые люди, там миллионеры, там около 220 человек, которых прямо сейчас можно сажать по разным коррупционным делам, - ну и что? Это говорит об их высокой экономической и криминальной активности, но речь же идёт о том, какие они депутаты. Депутаты они хуже городского киевского уровня. А вот на национальном уровне депутатский корпус очень слабый. Независимо от политической ориентации и независимо от фракций, от пола и возраста. Женщины тут ничем не лучше мужчин, а мужчины еще хуже, чем женщины. Это просто поразительно, такого никогда не было.

И при этом они допускают гетеросексуальное многообразие своих ролей. Они, с одной стороны, народные депутаты, а с другой стороны, они все не члены большинства. Они все голосуют, и в этом смысле парламент работает. Вы представьте себе: высший законодательный орган, не имеющий большинства. Что такое большинство? Это не чисто большинство, когда идет хороший результат, а большинство — это значит политическая ответственность за голосование. Так устроен принцип парламентаризма, не демократии. Если нет большинства, считается, что парламент не работает. Так во всем мире. Мы умудрились иметь ВР во главе с пламенным националистом Парубием и при этом политическое большинство, которое не несет ответственности за то, что происходит.

Что это дает? Дело не в цинизме, а дело в том, что это дает возможность на выборах каждому из депутатов говорить: «А я не голосовал, не я решал, было общее голосование». И отсюда тенденция: а давайте вообще отменим партии, фракции, давайте сделаем всех мажоритарщиков, как в те добрые времена пост-СССР — СНГ, когда очень легко было манипулировать и избирателями, и депутатами. Парламент, который год проголосовал без политического большинства, не может после этого называться политическим центром принятия решений. Но формально они, да, голосуют, получают зарплату, и, как полагается, они все сейчас уехали отдыхать. Если бы они не уехали отдыхать, мы бы сказали, что это народные депутаты, потому что весь народ остался в Украине.