После последнего обмена пленными в социальным сетям и СМИ появились сообщения о том, что готовится следующий этап обмена «всех на всех». Да, в Минских соглашениях такой пункт записан, но, как показала практика, это не реалистично.

Это очень сложная и длительная процедура, и на практике не получается обменивать «всех на всех», тем более, что списки пленных постоянно нужно согласовывать, так как они часто меняются, туда добавляются и те, кто не участвовал в военных действиях. Поэтому ни о каком обмене «всех на всех» на данный момент речь не идет.

И в данном случае не следует принимать в качестве компетентного экспертного мнения то, что пишут в социальных сетях. Там очень много дезинформации и манипулятивных технологий, не говоря о просто банальных, субъективных, предвзятых, политизированных мнениях самых разных сторон. Пророссийских, патриотических, просто кто-то хочет что-то ляпнуть, не зная даже сути вопроса. Когда речь идет о таких сложных деликатных вопросах, как обмен пленными, надо, прежде всего, опираться на мнение людей информированных, на участников переговоров и на тех, кто хотя бы понимает, о чем идет речь.

Вот в соцсетях обсуждают то, что Порошенко якобы попиарился на обмене пленными. Так давайте тогда уже справедливости ради вспомним, почему стал возможен этот обмен. Только благодаря тому, что это было использовано в качестве мощного пиар-инструмента в рамках избирательной кампании Путина, который выступает в роли как бы миротворца. Это один из его образов, и он активно используется.

А что касается Порошенко — любой политик, государственный деятель, конечно же, должен это использовать и в собственных пиар-целях. Если бы Порошенко этого не делал, он бы заслужил в тех же соцсетях массу критики. Вот представьте себе, он бы не встречал пленных — что бы написали? Вот ситуация: встретил — это пиар, а если бы не встретил — предатель, враг и бесчеловечный. Поэтому в данном случае надо оценивать сам факт.

Заметьте, ради того, чтобы этот обмен состоялся, пошли на серьезные политические издержки. Например, отложили принятие в окончательном виде закона о деоккупации Донбасса. Если говорить о пиаре — максимально сократили любую информацию об этом, в том числе кого будут обменивать, каким образом это будет происходить, где это будет происходить. Все, что могло сорвать процедуру обмена, все это было закрыто в информационном плане.

Поэтому, все-таки надо отдать должное украинским властям и всем, кто принимал участие в этой процедуре, они делали ставку не на пиар, а на то, чтобы этот обмен состоялся. А то, что было потом, это называется не пиар, а банальное нормальное информационное сопровождение.

Что касается роли и заслуг тех или иных политиков — не надо сейчас их делить. Вот это будет пиар, если сейчас мы начнем говорить, что вот этот человек сыграл решающую роль. Тут же надо напомнить — более полутора лет процесс обмена был заблокирован, и никто этому помочь не мог. А когда Путину это понадобилось в рамках его избирательной кампании, по щелчку пальца была разыграна пиар-операция. Поэтому вот такая сложная и очень неоднозначная картина. Украинская сторона воспользовалась этим окном возможностей. И слава Богу.