Проект закона «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» не имеет абсолютно никакого отношения ни к деоккупации, ни к реинтеграции Донбасса. Там нет ни слова о том, как запустить этот процесс и тем более осуществить. Это первый момент.

Второй момент — этот закон усиливает полномочия президента и нарушает баланс власти, который сложился на сегодняшний день в Украине, то есть дает право президенту применять армию внутри страны в мирное время, что в принципе противоречит Конституции Украины. Думаю, что, наверно, здравый смысл возобладает в плане того, чтобы сохранить баланс власти. Поэтому закон вряд ли наберет необходимых 226 голосов, и только лишь по причине того, что тот же «Народный фронт» не захочет терять свой вес в управлении государством Украина.

Что касается реальных мер относительно деоккупации или реинтеграции Донбасса (кто как называет этот процесс), надо просто называть вещи своими именами, то, что весь мир просит нас сделать. Ведь ООН принимает резолюцию о том, что они приравнивают незаконную аннексию Крыма к вооруженному конфликту между Украиной и Россией, в связи с тем, что там использовались Вооруженные силы Российской Федерации, а мы за четыре года даже не удосужились официально оформить Крым как оккупированную территорию и ввести там оккупационный режим.

То же самое с Донбассом. Нельзя выиграть войну, которой де-юре не существует. Тут одна-единственная причина. В этой связи нужно напомнить слова того же Волкера, которые он произнес, посетив Донбасс: «У вас тут горячий конфликт, горячая война». Мы понимаем эзопов язык, и мы прекрасно знаем, о чем говорил Курт Волкер. Но наши власти не хотят называть войну войной по политическим мотивам.

Если мы посмотрим на весь период оккупации этой территории, то РФ делает все, чтобы сохранить эти два анклава если не в составе федерации Украина, то, во всяком случае, в подвешенном состоянии, как Абхазия и Осетия или Приднестровье — непризнанных самостоятельных государств. Напомню, Россия, предпринимая первые шаги, признала документооборот этих территорий, вывела их в рублевую зону для того, чтобы больше влиять на политику этих новообразований и таким образом контролировать их.

То есть Россия фактически формирует два анклава на территории Украины, а дальше уже как судьба выведет: удастся их затолкать обратно в Украину в качестве федеративных округов — значит, ура, она своего добилась, не удастся — значит, они будут висеть в воздухе до тех пор, пока не изменится политика Российской Федерации.