Экс-вице-президент США Джозеф Байден заявил, что в Украине наблюдается регресс в борьбе с коррупцией, связанный с проблемой антикоррупционного суда.

Очень сложно говорить о том, что возможно победить коррупцию при условии того, что практически весь политический истеблишмент заинтересован в ее существовании, потому что он кормится за счет нее. Поэтому то, что говорил Байден, и то, что говорили другие политики об отставке генпрокурора и о том, что его смена как-то изменит ситуацию в лучшую сторону, связанную с коррупцией — так вот все это маловероятно. Дело в том, что нужно менять систему. В то же время то, что предлагают европейцы в плане новых институций, таких как Антикоррупционного суда и т. д., опять же это вряд ли будет иметь эффект, потому что это все будут полумеры для галочки. Для нас же важно не то, что мы выполним каике-то обязательства и взамен этого получим какие-то деньги, а для нас важен эффект того, что в результате каких-то изменений, преобразований, мы сможем победить это негативное явление.

Поэтому тут вопрос не в создании новых институций, тут вопрос в том, что надо абсолютно изменить систему управления государством. Только при условии, когда бизнесмены будут заниматься бизнесом вне государственной системы, а государство будет решать государственные проблемы и проблемы общества, только тогда можно разделить бизнес и власть, и тогда коррупция как результат этого слияния исчезнет. В противном случае у нас будут постоянно наблюдаться одни и те же проблемы.

Само общество не готово играть честно и по правилам. Все говорят о том, что «мы против коррупции», но когда их останавливает, например, полиция за нарушение ПДД, никто не против сунуть пару сотен вместо того, чтобы оформлять штраф. То есть тут процесс двусторонний. С одной стороны, и общество должно быть готов играть честно по новым правилам, не подкупаясь на такие вещи, как дать взятку или уйти от ответственности за счет коррупционной составляющей.

С другой стороны, надо говорить о том, что коррупция в нашей системе власти стала всеохватывающим, всеобъемлющим явлением. Куда ни пойдешь, начиная от элементарных административных услуг и заканчивая принятием каких-то серьезных государственных стратегических решений, везде есть частный бизнес-интерес, который порождает эту составляющую. До тех пор, пока государственная власть проводит политику в интересах этой частной бизнес-системы, до тех пор будет существовать такое явление, до тех пор будут лоббисты, которые будут давать откаты, подкупать чиновников, продавливать принятие нужных решений властью.

Поэтому тут процесс двойной, двусторонний: с одной стороны, общество должно быть готово начать играть по правилам, с другой — сама система должны измениться. В противном случае все это имитацией бурной борьбы, когда кого-то публично показательно ловят за руку, а через пару месяцев отпускают по-тихому.