Думаю, то, что в эфире начали появляться представители бывшей власти, причем достаточно радикальные представители — Портнов на «ЗИКе», Елена Бондаренко на 112-м, это в какой-то мере результат нескольких процессов. Первое — это, безусловно, демонстрация огромного социального разочарования, которое наступило от нынешней власти. Оно наступило не только в обществе, но и среди журналистов. И теперь даже те журналисты, которые абсолютно однозначно выступали на стороне Майдана, революции, они в какой-то мере переосмысливают то, что произошло со страной, и это переосмысление невозможно без другой стороны, то есть без представителей бывшей власти.

Во-вторых, это дыхание избирательного процесса. И как показывает социология, сегодня представители бывшей власти популярнее нынешней. И журналисты, медиа, собственники этих СМИ начинают подстраиваться под возможных победителей политического цикла.

В-третьих, это деньги, потому что интервью с Портновым или Бондаренко даст в десять раз, если не в 50, больше просмотров и интереса в обществе, нежели интервью с Алексеем Гончаренко или каким-нибудь министром от власти. То есть общество наелось нынешней властью и хочет слышать других людей, тем более, что эти люди сохранили значительную социальную и электоральную поддержку.

Вот такая себе информационная так сказать реставрация. Контрреволюция в данном случае — это неправильное слово. Но сегодня на некоторых платформах наблюдается информационное восстановление баланса. Думаю, что такого будет больше, потому что любой эфир с представителями бывшей власти дает экономический, электоральный результат, он позволяет медиа выигрывать телезрителя. Если сейчас поставить Азарова на эфир какого-нибудь телеканала не первого эшелона, то я уверен, что вся политическая публика смотрела бы этот телеканал. Это с точки зрения маркетинга и медиа выгодно — звать таких людей. Поэтому законы рынка и политические циклы, которые скачут то вверх, то вниз, толкают медиа к большему интересу к словам бывших представителей бывшей власти.

Проблема нынешней власти в том, что никто из бывших не осужден, под следствием не находится, и, соответственно, с точки зрения права медиа имеют полное право их приглашать, а те имеют полное право высказывать свои мысли. Вместо того, чтобы визжать на улицах и митинговать под телеканалами, мне кажется, эти митинги должны идти митинговать под ГПУ, СБУ и требовать проведения расследований в отношении этих людей, если они виновны, или оправдания их. И тогда вопрос должен быть закрыт.

Теперь по сути сказанного Еленой Бондаренко в интервью с Гордоном. Чего-либо такого экстраординарного в ее выступлении не услышал, особенно на фоне заявлений Игоря Портнова, на фоне свидетельств в суде Януковича по делу «Беркута». Да, конечно, очень болезненно и резко, и по-живому режет часть общества высказывание Бондаренко о том, что это был государственный переворот, высказывания о националистах-нацистах. Ведь какая-то часть общества, даже не большинство, безусловно, это будет переживать. Высказывание о коррупции власти, о причастности к этой коррупции президента — вот эти высказывания абсолютно резонируют с мнением большинства. Это еще одна причина, почему популярны бывшие — они очень жестко и бескомпромиссно критикуют нынешнюю власть, даже номинальная оппозиция нынешней власти не всегда так может критиковать.

Конечно, Бондаренко пытается в какой-то мере оправдать себя, преуменьшить свою роль во время этих событий, но вот эта относительно визуальная честность, бескомпромиссность во многих оценках может вызывать агрессию, но она, безусловно, вызывает и поддержку со стороны тех людей, которые являются противниками нынешней власти. Конечно, что касается ее оценки войны на Донбассе, ее попытка избежать ответов по поводу присутствия российских войск на Донбассе — это было ее слабым местом и это выглядело не до конца честным, достаточно манипулятивным. Но, в принципе, эта бескомпромиссность делает ее одним из лидеров оппозиционного к власти движения. Если звезды зажигаются, значит, это кому-то нужно. Возможно, таких людей, которые все чаще стали появляться на экранах, как раз и готовят для участия в новых политических проектах и в существующих, в виде электоральных локомотивов на выборы 2019 года.

Теперь что касается самого Гордона. Он, с одной стороны, с точки зрения политики и поверхностного телезрителя, выглядел слабым. Его критикуют, что он недостаточно оппонировал госпоже Бондаренко. Но Гордон в данной ситуации сохранил профессиональный стандарт: он не стал спорщиком, который пытается переубедить Бондаренко и телезрителей, навязать другую политическую точку зрения, он сохранил роль журналиста. Гордон саркастически, иногда жестко вставлял шпильки Бонадренко и в то же время он не пытался доминировать и навязывать свою точку зрения. Но он, наверно, выбирал эти роли, и если он выбрал роль журналиста, то он в ней выглядел вполне профессионально.