Несмотря на то что вопрос миротворческой миссии обсуждался в Мюнхене, встреча министров иностранных дел Нормандской четверки не состоялась, а Россия в своих официальных заявлениях пока отбрасывает вариант, который предложили западные партнеры и который в том числе обсуждался на Мюнхенской конференции. Пока что процедура введения миротворцев на Донбасс и ее роль, для России не приемлема, и вряд ли этот сценарий может быть принят. Хотя принципиально теоретическое согласие в отношении введения миротворцев между Россией и Западом есть, но любая эффективная модель, которая может быть принята Советом безопасности ООН, а только ООН будет принимать решение о миротворцах в Украине, она предусматривает компромисс.

В этом варианте, который предложили в Мюнхене, компромисса нет. Это фактически трансформированная идея выбрасывания России с Донбасса, а потом, возможно, размышление на тему того, реализовывать политическую часть Минских соглашений или нет, проводить выборы или нет. Конечно, на такой сценарий ни Россия, ни сепаратисты не согласятся.

Думаю, что более живучий сценарий предусматривает поэтапное введение миротворцев, которое должно синхронизироваться с поэтапным выполнением политической части Минских соглашений. Например, введены миротворцы на линию разграничения — должен быть принят законопроект об амнистии. Введены миротворцы дальше на всю территорию ОРДЛО, включая Донецк и Луганск, — должны быть приняты акты, которые касаются политических прав региона, закрепленных в Минских соглашениях, то есть формирование местной милиции, влияние на формирование судебных и правоохранительных органов власти. Введены миротворцы на третьем этапе на границу РФ и Украины — должны быть проведены выборы. Это все должно быть абсолютно синхронизировано, проходить едва ли не день в день. Только таким образом удастся нам действительно реинтегрировать Донбасс и сохранить заинтересованность всех сторон в реализации мирного плана.

Но эта синхронность требует значительных уступок украинского политического руководства. Запад готов уступать, торговаться. Россия готова уступать, потому что сегодня доверие в России к Путину высоко, и у него есть поле для маневра. В Украине же на фоне выборов эти уступки абсолютно невероятны. Поэтому, думаю, реальное окно для реализации такого рода компромиссных планов Минских соглашений, реальное окно для введения миротворцев появится не раньше 2020 года, после завершения в Украине парламентских и президентских выборов.

В любом случае, кто бы ни победил на этих выборах, то ли нынешняя власть, то ли какая-то новая, люди придут с новым уровнем доверия, не в 10%, а в 51%, условно говоря. У них будут более развязаны руки, они будут более способны на непопулярные решения. В такой логике украинская власть в 2014 году приняла и закон о реализации Минских соглашений, который называется «Об особенностях местного самоуправления отдельных районов Донецкой и Луганской областей», в котором закрепила тогда и амнистию, и выборы, и местную милицию из числа боевых отрядов сепаратистов. Все это тогда никаких протестов не вызвало, потому что власть была на пике популярности и она могла принимать непопулярные решения. Сейчас же, когда ее популярность на уровне 10%, так сказать плохого вина, и когда разыгрываются радикальная и праворадикальная карта, у власти поля для маневра нет. Любой компромисс сразу рисует власти мишень из числа правых радикалов. Поэтому сегодня мы можем обсуждать планы и рисовать какие-то детские картинки, какие-то хитро-мудрые планы, как мы будем побеждать Россию не в войне. Но Россия на эти сценарии, конечно, не согласится, и они не будут реализованы.

Кроме того, мне кажется, что сегодня в Киеве очень много тех, кто не заинтересован в реинтеграции Донбасса до 2019 года, поскольку нелояльные избиратели могут кардинально перекроить карты и парламентских, и президентских выборов.