Прошло уже два года, как Гройсман руководит Кабмином. Давайте поговорим о том, насколько он эффективен. В части экономических решений и позитивов, связанных с повышением зарплат, пенсий, в части строительства, ремонта дорог, в плане децентрализации, инфраструктурных проектов есть определенные успехи, и сказать, что Кабмин Гройсмана ничего не делал, нельзя.

Важно также отметить, что удалось этому Кабмину и что удалось Гройсману, - это перераспределить недовольство своей работой. С одной стороны, правительство работает не на пятерку, мягко говоря. Повышение тарифов, те же дороги весной растаяли вместе со снегом, и другие случаи — они не дают плюсов правительству, но с другой стороны, они не ложатся как негатив на образ самого Гройсмана и его рейтинг. Они ложатся на окружение президента, на самого президента, на отдельных министров и вице-премьеров, но Гройсман выходит сухим из воды, и этот «тефлоновый» образ Гройсмана имеет определенный позитив. В этом плане можно определенно высоко оценить работу его пиарщиков и опыт, который он наработал на посту мэра Винницы в очень сложное для города время.

Но есть вопросы фискальной политики, есть вопросы, связанные с принятием непопулярных экономических решений, не всегда оправданных. Есть вопросы, связанные с избирательными деолигархизационными процессами, то есть от одних олигархов избавляются, а другим, наоборот, перераспределяют финансовые потоки. Одним способствуют в выдаче лицензий и разрешений, а у других отбирают и проверяют. Одним организовывают «маски-шоу», а другим говорят «стоп».

Фокусировка команды Гройсмана на монетизацию своих успехов в Кабмине в политический рейтинг — вот этим 2017-2018 год отличается у Гройсмана. Он сейчас становится самостоятельным центром влияния, и в союзе с «Народным фронтом» это позволяет ему неплохо выживать и требовать от президента собственных правил игры и учета своих интересов.

Насколько понятно, переговоры в рамках партии еще не произошли, окончательной архитектуры будущей власти и политической силы, которая пойдет на выборы, пока не предвидится. Стороны торгуются до сих пор, и один из этих торгов — это конституционная реформа и перераспределение полномочий. «Народный фронт» пытается всеми силами сохранить Гройсмана премьером как в этом правительстве, так и в случае парламентских и президентских выборов, потому что он является гарантом определенных интересов в будущем. Это требует пакетного соглашения, в том числе конституционной реформы, договоренностей на берегу, до выборов.

И Гройсман на это работает. Он является неплохим инструментом в консолидации одной группы влияния в противостоянии с другой группой влияния, которая находится возле президента Порошенко. Гройсман давно перестал был фигурой, которую двигает Порошенко, а стал самостоятельным игроком, и это важно.

Сказать, какие конкретные плюсы и минусы Кабмина Гройсман — сложно, потому что нужно доставать экономическую статистику, а она у нас достаточно манипулятивна. Речь может идти о каких-то относительных цифрах. Например, у нас снизилось падение промышленного роста. В то же время у нас нет обещанного интенсивного роста сельского хозяйства, в супераграрное государство мы не превращаемся никак, наоборот, консервируется наша отсталость и определенные проблемы в промышленности. В банковской сфере не решены основные проблемы банкротства и коллапса системообразующих банков. Более того, сейчас банки четко ориентированы на конкретных олигархов или обслуживают интересы правящего клана.

Расследования деятельности НБУ как регулятора в отношении предоставлении кредитования, спасении одних банков и, наоборот, санация других, которые погрязли в долгах, не произошло. Кабмин не сделал выводов по этому поводу, так же, как не сделал и президент. Минфин находится в постоянном конфликте с ГПУ и другими членами Кабмина. В самом Кабмине нет четкой иерархии, каждая группа влияния живет своей жизнью. Некоторые министры просто отсутствуют на заседаниях Кабмина и не принимают участия в его работе как креативного органа.

Это все просчеты, отсутствие командной работы в Кабмине во главе с Гройсманом. Он сконцентрировался на том, что он контролирует, где он может договориться, а с другими просто не общается и пытается не вступать в конфликты, а если конфликты есть, он ломает через колено.