В менталитете старшего поколения, скажет так, тех, кому за 50, заложена привычка к советскому уровню ЖКХ, когда его доля в зарплате была ниже 10% была. Поэтому тогда человек даже с официальной минимальной зарплатой и пенсией спокойно мог справиться с затратами на питание и ЖКХ – и вот это сознание очень прочно «засело» в генетической памяти. К тому же, давайте также вспомним о том, что квартиры были государственные, а оплата за коммунальные услуги и вовсе копеечными: за газ 4 копейки, за электроэнергию пару копеек – то есть траты были незначительными.

Теперь, поскольку наше государство постоянно берет кредиты, ему диктуют главные направления. Первое — повысить пенсионный возраст, а конкретнее, возрастной ценз, чтобы уменьшить число отрабатываемых по отношению к работающим. У нас в начале независимости было 2:1 — два работающих на 1 пенсионера, сейчас мы уже давно сравнялись 1:1, а в связи с большим оттоком наших людей за рубеж на заработки (озвучены оценки около 10 млн людей), то соответственно, это соотношение еще больше падает. Второе — это оплата за коммунальные услуги: за четыре года АТО, теперь Операция объединённых сил в Украине в пять раз возрастала оплата газа, электроэнергии, а ведь тут сразу срабатывает вся цепочка, которая тянет за собой все коммунальные услуги.

А все это вынуждает МВФ, Всемирный банк, наших европейских, американских кредиторов требовать от нас провести пенсионную реформу и реформу ЖКХ. И заметьте, что у нас теперь образовалась постоянная проблема, связанная с бюджетными делами — с образованием, с медициной. Бюджетных мест в вузах очень мало, соответственно, зарплаты бюджетников практически заморожены, а их ставят перед фактом о повышении цены на коммунальные услуги. То есть ЖКХ постепенно занимает все большую и большую долю в этой не подвигающейся практически никуда зарплате и пенсии. Причем самые активные плательщики — это пенсионеры: приходит получает пенсию в одном окошке, тут же занимает очередь в соседнее и рассчитывается с государством за ЖКХ, обрекая себя на ущербность в покупке лекарств, еды и т. д. Это все приводит к обнищанию и геноциду, направленному на пожилую часть населения. А бюджетники, получая минимальную зарплату, они тоже вынуждены либо искать новую работу за морями и за горами, чтобы выжить.

Что должно быть немедленно сделано? Должен быть объявлен мораторий на повышение всех цен, которые находятся под контролем государства, а это прежде всего ЖКХ. Затем — пересмотр подхода к заработной плате с этой точки зрения. Ведь за рубежом для того, чтобы увеличить деторождаемость, чтобы женщина была именно женщиной, повышали зарплату мужчинам, чтобы они могли содержать семью без отвлечения женщины на работу. Кстати, такая политика была когда-то в нашем государстве под названием СССР, обе мои бабушки не работали, а в семье было не пятеро детей, а по трое. И тем не менее, трое детей — это уже абсолютно четко понятно, что женщина ведет дом. Хотя, конечно, это не входило в трудовой стаж, что было неправильно. А за рубежом женщины в декрете учитываются даже в валовом продукте, то есть они имеют такие же пособия, социальные выплаты и потом пенсии, как и все работающие. За рубежом есть понимание того, что такая женщина вносит свой вклад в ВВП страны содержанием дома, воспитанием детей, поддержкой мужа в работоспособном состоянии.

А у нас выходит все вот так: мы подошли с европейским мерилом к ценообразованию главных базовых моментов ЖКХ, которое раскручивают, и в то же время совершенно забыли о том, что все это надо брать из тумбочки. А в тумбочку-то кто положит?