Эффективная охрана государственной границы возможна только в сочетании современных технологий охраны и активного сотрудничества и взаимодействия с местным населением, которое должно ощущать себя союзником пограничников, понимая при этом ответственность. В том числе – иметь мотивацию за задержанного нарушителя или достоверную информацию о местонахождении нарушителя. Тогда криминальная ответственность за незаконное пересечение границы, которую предлагает генеральный прокурор Украины Юрий Луценко будет работать. Но как мы сейчас знаем, наше население, сотрудничая с пограничниками, больше занимается контрабандой, а не охраной границы. Ведь это выгодный бизнес, особенно на западе.

Нападение на погранотряд — это уже само по себе уголовное преступление. И вводить уголовную ответственность за нарушение государственной границы, как это было в СССР, скорее всего, это некий пиар от прокурора для того, чтобы показать какую-то решительность. Но это точно не даст эффективности, да и вряд ли это будет рассматриваться ВР и потом вноситься в Уголовный кодекс. В общем, все закончится громкими словами.

Что же касается альтернативы проекта «Стена» на Западе, это будет нецелесообразным, так как нам, наоборот, с Европой надо стараться делать границы более прозрачными, основываясь на взаимном доверии и уважении, потому что между странами ЕС нет вообще никаких границ. И поверьте, там хорошо живут. Тут, скорее, Европа старается от нас оградиться, потому что нас боится.

Да, сейчас утекает огромное количество людей на заработки, а те, кто живет в приграничных территориях, имеют чуть ли не единственную возможность заработка — это участие в контрабанде. Это, к сожалению, правда, но это не вопрос, касающийся границы. Это касается всего положения, в котором сейчас находится наша страна и наше общество.

Что же касается охраны украинских границ на востоке страны, то проект «Стена» так и не закончился, да в нем не было изначально никакого смысла. Насколько известно, сейчас в той зоне ответственности, за которую отвечает Госпогранслужба, это Сумская, Черниговская и части Луганской области никаких серьезных инцидентов, связанных с нарушением границ и проникновением каких-то нежелательных элементов на территорию Украины не было. Соответственно, это говорит о том, что Госпогранслужба хорошо пока справляется с защитой.

Восток у нас защищен настолько, насколько возможно в этих условиях. И исходя из того, что если в этом направлении нет проблем, а они могли бы быть, то, наверно, ситуация контролируемая. Мы знаем, что после того, как разыграли эту ситуацию с Бабченко, то еще до того, как было объявлено, что это инсценировка, многие активисты, блогеры, эксперты начали активно призывать к введению визового режима с РФ и закрытие границ. Ситуация такая, что у нас пассажиропоток через границу весьма значителен. Пока эти связи далеко не разорваны, ни человеческие, ни экономические. Можно к этому по-разному относиться, но это просто факт.

Поэтому введение визового режима, наверно, как-то улучшит ситуацию с надежностью границы, но не на столько, на сколько это ударит по простым людям. А агенты ФСБ всегда найдут способ легально получить визу и проникнуть на территорию Украину. У нас есть возможность приезжать с территории Беларуси, там нет такого жесткого контроля, как на границе с РФ, а у Беларуси с РФ вообще нет границы. А уж огромные территории Полесья, по которому мы граничим с Беларусью, они и вовсе охраняются весьма условно. Если какая-то группа подготовленных людей захочет пересечь между Украиной и Белоруссией на севере Волынской или Ровенской областей, не думаю, что у них с этим возникнут какие-то серьезные проблемы.