Процесс возвращения незаконно удерживаемых граждан может быть либо быстрый, либо бесконечный. Третьего не дано.

Быстрый — это силовой вариант освобождения этих людей. Либо это операция спецслужб, либо это военная операция по освобождению территорий, в том числе и заложников.

Бесконечный — это тот, который мы наблюдаем сегодня, то есть это разговоры ни о чем и не с теми людьми, которые принимают решения об обмене заложниками, потому что нет юридического статуса у тех людей, которые ведут переговоры в Минске. Та же переговорная группа — кто они, что они собой представляют? На каком основании они удерживают этих граждан? Большей частью это подходит под статью терроризм: захват граждан и незаконное их удержание, как заложников. И вот тогда получается, что мы ведем переговоры с террористами.

Что имеет в виду глава СБУ, когда говорит о том, что Украина готова к беспрецедентным действиям? К каким таким действиям? И на каком основании глава СБУ, который непосредственно подчиняется президенту, делает такие заявления, если главнокомандующий говорит, что Минску нет альтернативы, только мирным планом и только политическим путем можно освобождать Донбасс и в том числе людей. Так что тут полное несоответствие данного заявления политика словам президента.

В принципе, для того чтобы вообще заняться судьбой этих людей, надо официально признать Россию стороной конфликта и вести переговоры через международных посредников с РФ о возвращении этих людей и возвращении наших территорий. Сколько бы мы ни крутили, сколько бы мы ни тянули, сколько бы мы ни ждали, другого пути возвращения территориальный целостности и суверенитета Украины не существует.

А не делается этого, потому что война выгодна, в первую очередь, нашему руководству. На войну списывается отсутствие реформ; кредиты, которые мы постоянно выпрашиваем, постоянно берем как за океаном, так и в ЕС, ведь это выгодная ситуация. Чуть что — у нас война, вот закончим и тооогда... А реально с кем война? Какой статус этой войны? Операция объединенных сил — от кого, против кого? Где эта вторая сторона конфликта? С кем мы воюем? С мифическими боевиками? На эти вопросы до сих пор никто во власти не дает ответы.

Это выгодно и России в том числе: она создает миф хунты, которая в Украине захватывает власть и хочет задушить молодые республики. И этим они консолидируют общество, мол «смотрите, только Путин вас спасет от киевской хунты» - таким образом российская власть активно пользуется этим в качестве пропаганды.

Ну и обеим сторонам выгодна дыра в 500 километров на границе, через которую можно везти все и вся. Эшелоны же идут, никто их не останавливал. Фуры едут, никто их не останавливает. Ведь на самом деле очень трудно оценить масштабы и проверить состояние этих грузов: что там везут, какие товары в действительности. Тем более есть большие сомнения относительно того, проходят ли они все через таможню и платят ли налоги с перемещения этих грузов.