У нас есть договор о совместном использовании акватории Азовского моря. Российская Федерация, согласно этому договору, уведомляет Украину о своих намерениях, в которых мы можем либо участвовать, либо нет.

Вопрос возник, собственно, из-за заявления России о досмотре украинских судов. Тут же возникает встречный вопрос: а кто на сегодняшний день из судовладельцев подал иск о нарушении контракта или препятствовании международному морскому праву? Да никто. Мариупольский порт работает? Работает, как и раньше. Бердянский порт работает? Тоже работает. Нужно понимать, что каждое действие в мире имеет свою цену: пирс простоял один час — порт несет финансовые потери; судно простояло час или сутки — компания, фрахтующая судно, или компания-судовладелец тоже несет колоссальные потери. Поэтому сумма претензий должна быть известна в режиме онлайн, к тому же она должна расти, если эта претензия вообще существует.

Поэтому все, что сейчас происходит вокруг Азовского моря похоже на розыгрыш спектакля, который рассчитан на Соединенный Штаты Америки. Раньше создавалось впечатление, что это противостояние связано с нашей обычной мантрой «не раскачивайте лодку, а то Путин нападет со стороны Азовского моря». Но сейчас четко понятно, что как со стороны Крыма, так со стороны Азовского моря РФ действует официально под флагом триколора, и любая вооруженная провокация со стороны России на этом направлении — это фактически вооруженный конфликт между Украиной и Россией. И тогда тот карточный домик с нимбом и ореолом миротворца, который Путин пытается построить уже четыре года, начиная с 2014-го, развалится просто в пух и прах. Но Россия, как мы видим, сейчас политически не готова к этому.

Что касается США, то нужно напомнить, что Штаты заключили договор с Туркменистаном, который предоставляет два самых больших порта на Каспии под ВМС США. А наш договор, кстати говоря, который действует между Россией и Украиной, грубо нарушает международное морское право, потому что Азовское море не является внутренним морем, оно является полузамкнутым водоемом, и это единственная водная артерия, которая связывает Каспий с мировым океаном. И заключая договор об использовании Азовского моря, мы обязаны были пригласить все страны Каспийского бассейна.

Поэтому именно США сейчас будут больше всех заинтересованы, чтобы этот договор вписать в рамки международного морского права с участием стран Каспийского бассейна. Ведь Россия не имеет права не разрешить проход американских судов на Каспий через Волго-Донской канал: она имеет право взять деньги с них, но она не имеет права этому воспрепятствовать. А создание напряженности в Азовском море дает понять той же американской стороне, что «там предконфликтная ситуация, поэтому соваться в этот договор лучше не стоит».

И вот с такими неугасающими вопросами мы никак не уходим с политической орбиты Кремля, а украинское руководство упорно не хочет этого делать. Поэтому Кремль очень часто использует нас для того, чтобы защищать свои интересы.