На самом деле как такового сотрудничества и не было, речь идет только о том, что американский политтехнолог ассистировал нашего президента. То есть, возможно, он давал какие-то советы, помогал в принятии каких-то решений, но не более. Бывает так, что политтехнологи или консультанты хотят получить крупный заказ и перед этим своему потенциальному клиенту подают какую-то аналитику и конкретные предложения.

Не исключаю, что через ряд персон, например, Левочкина или Фирташа, такая бумага могла быть написана Манафортом. Но в предвыборной кампании Порошенко он не участвовал и никаких консультаций и советов ему не давал, поскольку этим занимались совершенно другие люди в 2014 году. Так что это совсем не те формы помощи, как Януковичу, с которым Манафорт работал действительно плотно и напрямую в качестве консультанта много лет. И фактически он же и формировал стратегию и тактику Партии Регионов в 2000-х годах и имиджевую стратегию Януковича, которая оказалась победной в 2010 году, но которая, тем не менее, ненадолго задержала Януковича в Украине после президентских выборов.

Что же касается вообще работы политтехнологов, то они, как правило, делают ставку на имидж, на респектабельность, на риторические стратегии, на подбор слов, на медийные репрезентации, особенно на западные. У них есть выходы на западную прессу, в том числе американскую. Теперь не удивительно, почему в середине 2000-х годов очень серьезные американские издания — и «The Washington Post», и «News Week», и «The New York Times» — брали очень много комментариев относительно Януковича, как он меняется или не меняется. Да, это все было объективно, никакой заданности и стремления обидеть Януковича не было, но такого рода вопросы часто ставились известными авторитетными американскими и европейскими изданиями. Это внешний фактор, он играет важную роль в украинских выборах, поэтому не случайно Манафорт работал над дискредитацией именно Тимошенко, имиджа оппозиции, что она антисемитская и нацистская. И на этом фоне уже не таким брутально негативным и не таким бесперспективным выглядел Янукович. Не говоря уже о разного рода деталях кампании, массовых митингах, пикетах, которыми была богата политическая история Украины во второй половине 2000-х годов.

Конечно, сейчас вся эта всплывшая информация будет раскручиваться оппонентами Порошенко, но поскольку мы все-таки люди объективные, то не нужно преувеличивать возможные контакты Манафорта с окружением Петра Порошенко.

Что касается того, как это повлияет на Украину. Если в деле фигурируют украинские олигархи, оплачивавшие услуги Манафорта, там фигурировали кипрские офшоры, на которые переводили деньги, бухгалтерские махинации с отчетностью, то понятно, что это добавляет еще некого пикантного электорального штриха в коррумпированный образ олигархической Украины. Расцвет этой электоральной коррумпированности приходится на конец 2000-х — начало 2010-х годов. Напрямую эта информация не сильно бьет по украинским политикам, нынешним особенно, скорее, это относится больше к прошлому, и здесь оживают его большие тени или призраки, нежели какие-то серьезные зацепки против нынешних политиков либо политиков будущего.

Все это остается внутри американской схемы и связано больше с Трампом, но рикошетом это может ударить по ряду старых, а ныне оппозиционных политиков Украины, либо по некоторым крупным бизнесменам-олигархам. Но в целом этой информацией все-таки роют яму под Трампа и под Россию, а не под Украину и Порошенко.