В Украине на сегодня почти три миллиона детей живут в неполных семьях. Но даже если бы было и 10 млн неполных семей – это не может быть нормой, потому что статистика, показатели и цифры не определяют норму. Норму определяет понятие абсолютного блага для человека, особенно для ребенка. Абсолютное благо для ребенка — это наличие папы и мамы и полноценной семьи. Все остальное — это уже вынужденная ситуация, вынужденные обстоятельства, которые чаще всего от детей не зависят. Поэтому на норму статистика никак не влияет. Мы можем просто констатировать, что общество находится в болезненном состоянии. На самом деле не только в Украине, но и вообще в западной цивилизации, когда уровень ответственности взрослых людей друг перед другом стал значительно ниже, и, соответственно, семейные традиции, природная семья стала подвержена таким экспериментам, которые вредят семье. Это и неподготовка к браку, безусловно, и эгоизм уже внутри брака – все это последующие причины разрушения семей.

Цифры, конечно, ужасающие — 60% разводов, которые никак о норме не говорят. Поэтому частью национальной стратегии обязательно должно быть объявление, взращивание и сохранений семей, а потом рождение развитие детей в ней. И мы уже давно обращались как движение «Все разом» в СНБО с тем, чтобы наконец-то начать рассматривать семейную политику в Украине не как социальную, а как политику, которая является предметом национальной безопасности, точно так же, как и вопросы, связанные с обороной, с борьбой с эпидемиологическими ситуациями, точно так же и все усилия, связанные с развитием института семьи. Это вопрос и социальный в том числе, но он значительно выше по своему статусу, это предмет национальной безопасности, потому что именно от этого зависит вообще существование государства, демографическая ситуация и социальное спокойствие. Потому что люди, выросшие в неполных семьях, чаще всего становятся на порочный путь, становятся преступниками, правонарушителями, чаще всего подвергаются рискам зависимости, например, алкогольной или наркотической, девочки уходят в проституцию. Поэтому тут всегда есть далеко идущие последствия.

Проблема в том, что современные идеологи пытаются объективное положение вещей объявить нормой, чего нельзя делать. Если человек заболел, то никогда насморк или менингит не объявят здоровым состоянием, то есть если появилась болезнь, то это не означает, что это надо объявлять нормой, даже если появляется эпидемия. Эпидемия — это массовое заболевание большого количества людей. А вот когда речь идет о социальных болезнях, то почему-то принято считать, что когда они становятся слишком распространенными, это является достаточным основанием для того, чтобы объявить это нормой. Но это совершенно логика от лукавого, потому что по такой же логике тогда и медицинские заболевания, когда они приобретают массовость, также надо объявлять нормой.

По этому пути, в первую очередь, пошла бюрократия ЕС, подчеркиваю, бюрократия. Потому что у народа там далеко не такие антисемейные идеи; там многие понимают, особенно коренное население, что ситуация угрожающая. Но бюрократия, всякие чиновники пошли по такому пути, чтобы признать всякие отклонения от нормы, девиации, извращения, которые иногда стали распространенными. Как говорится, устали с этим бороться — давайте это объявим нормальным.

Поэтому, конечно, когда такую идею навязывают Украине, в том числе в школьных учебниках, пытаясь начать описывать разные модели семьи, это все недопустимо. Не может быть разных моделей семьи. Семья только одна — мужчина, женщина и дети. А иногда пытаются привести аргумент, что если папа погиб на фронте, то там нет папы. Ну, это объективная ситуация, но даже ребенок, растущий в семье, где нет отца или мамы, он в любом случае должен знать идеальную модель, и когда он будет создавать свою семью, он должен к ней стремиться. Поэтому это сохранение устремлений нужно, безусловно, воспевать в детях. Даже если у них нет собственного идеального примера семьи, они должны к нему стремится хотя бы в своих будущих семьях.