8 октября Регламентный комитет Верховной рады одобрил представление генпрокурора Ю. Луценко на снятие неприкосновенности с депутата от Оппозиционного блока А. Вилкула. Генпрокуратура не первый раз пытается провести это постановление через Раду, поэтому считаю необходимым прояснить ситуацию.

Политический аспект

Когда речь идёт о попытке возбудить уголовное производство против оппозиционного депутата, его профессиональная деятельность – основной мотив с рассмотрения которого стоит начинать анализ проблемы. Ситуация с Александром Вилкулом – не исключение. Он – один из наиболее популярных оппозиционных политиков, обладающий неплохим президентским рейтингом. Например, в родной Днепропетровщине, по данным соцопросов, за него готовы голосовать более 17% избирателей. В этой связи, логичным было бы предположить, что А. Вилкул решит баллотироваться в президенты.

Для власти подобный расклад был бы крайне нежелателен. Ей невыносимо смотреть на то, как спустя четыре года после майдана доверие к политикам, пришедшим к власти на его волне, падает, а количество харизматичных и рейтинговых оппозиционных кандидатов растёт. С нашей точки зрения, именно поэтому подконтрольная президенту Генпрокуратура не может отказаться от идеи привлечь Александра Вилкула к уголовной ответственности, таким образом устранив сильного конкурента.

Однако, юридическое обоснование претензий к нардепу-оппозиционеру выглядит крайне нелепым и слабым.

Правовой аспект

Александра Вилкула обвиняют в злоупотреблении полномочиями при передаче в 2011 году земельных участков в аренду Орджоникидзевскому горно-обогатительному комбинату. Сам этот факт абсурден, учитывая то, что:

  • А. Вилкул не принимал данное решение единолично. Перед тем как попасть к нему на подпись, оно прошло все необходимые инстанции и проверки в Облгосадминистрации.
  • Ещё в 1999 году Верховная рада проголосовала за передачу соответствующей земли вышеупомянутому предприятию. Своим решением А. Вилкул лишь воплотил в жизнь то, что двенадцатью годами ранее утвердил парламент.
  • В обвинении прокуратура ссылается на методические рекомендации по распределению земельных наделов от 1996 года которые, во-первых, не являлись законодательными актами, а во-вторых – были отменены в 2005 году. Таким образом, обвинения в адрес Вилкула противоречат базовому правовому принципу: «не может быть наказания без соответствующего закона».

Уже одного вышеописанного было бы достаточно для признания обвинений Генпрокуратуры несостоятельными. Однако, в деле есть ещё ряд «грязных» моментов. Например, главный свидетель по делу, 70-ти летний Вадим Кобыляцкий признался, что показания против А. Вилкула он дал после того, как сотрудники прокуратуры поместили его зимой в неотапливаемую камеру. Дело против этого свидетеля было закрыто весной 2018 года без каких бы то ни было доказательств вины, или признаний.

Могут ли показания, полученные подобным образом (фактически – под давлением и пытками) лечь в основу уголовного производства? Украинские законы в этом плане дают однозначный ответ: нет.

Социальный аспект

Решение Днепропетровской облгосадминистрации о передаче земельных участков в аренду Орджоникидзевскому ГОКу в 2011 году было принято в связи с окончанием разработки на предыдущих участках. Если бы не оно, огромное градообразующее предприятие вынуждено было бы остановить работу, сотни сотрудников были бы уволены, а государство недополучило бы миллионы тонн ценного марганцевого сырья. Собственно, в 2011 году, до передачи земли в аренду, увольнения на комбинате уже начались, и сохранить рабочие места удалось только благодаря данному решению.

Выводы

Действующая власть боится сильных, харизматичных, и рейтинговых оппозиционных политиков, одним из которых является Александр Вилкул. Попытки Генпрокуратуры снять с него неприкосновенность – следствие этого страха. Однако, правовая ничтожность обвинений очевидна любому мало-мальски образованному человеку, как и политическая подоплёка дела. Из этого «поединка» А. Вилкул, скорее всего, выйдет победителем. Как в плане защиты своего доброго имени, так и в плане роста симпатий электората.