Введение военного положения на данный момент крайней вероятно. Несмотря на то, что разговоры о нем ведутся уже пятый год, сейчас о нем стали говорить на таком высоком уровне как о весьма вероятном. Поэтому вполне возможно, что его сейчас введут, как минимум, на короткий промежуток времени, и, может быть, не по всей стране, а в отдельных регионах, которые находятся близко к зоне конфликта.

Но в то же время эта ситуация выглядит довольно искусственно созданной. Она несет в себе электоральные и избирательные цели, потому что таких совпадений слишком много, и самое главное – не приведет ли она к эскалации на Донбассе. Потому что там ситуацию контролировать гораздо сложнее. Там даже если ты попытаешься что-то срежессировать, то все равно есть огромное количество факторов, которые делают все непредсказуемым, все может выйти из-под контроля – там достаточно малейшей спички. Более того, считаю, что есть радикальные силы с обеих сторон, которые могут теоретически использовать это время для того, чтобы качнуть в свою пользу ситуацию в целом, глобально. Ведь многие, к сожалению, заинтересованы в войне, и многим нужна эта горячая фаза войны для того, чтобы себя легитимизировать и получать какие-то дополнительные ресурсы.

Но надеюсь, что благоразумия хватит, если посмотреть, что конфликтная ситуация создалась не на Донбассе, как многие предполагали, что именно введение военного положения станет следствием эскалации войны на востоке. Но у нас уже четыре года идет горячая фаза войны, каждый день гибнут солдаты, а военное положение все не вводили, а тут вдруг такое происшествие в Керченском проливе, когда погибших, слава Богу, нет, есть только раненые – и тут сразу же заговорили о военном положении.

Все это говорит о том, что это достаточно срежессированная ситуация, и она, наверно, нацелена на то, чтобы нынешний властный режим получил дополнительную фору перед выборами — либо выиграл время, либо полномочия, либо ресурсы, либо еще что-то.

В то же время важно понимать, что военное положение не подразумевает войны. Президент четко сказал, что военное положение не означает, что мы пойдем в наступление, мы просто мобилизуем вооруженные силы и приводим их в состояние повышенной боеготовности. Пока еще рано говорить о том, равны или не равны силы. Мы, конечно же, прекрасно понимаем, что силы между Украиной и Россией не равны — и экономически, и военно, и ресурсно, и во всех смыслах. Вопрос в том, что сейчас происходит на Донбассе, где Россия типа не участвует в конфликте, хотя на самом деле она очень сильно вовлечена в поддержку сепаратистов, вот там на линии фронта как раз есть паритет. То есть там наступательные действия любой из сторон невозможны по причине слишком большого потенциального количества жертв, которые придется принести для того, чтобы добиться ощутимого результата. Именно это во многом сдерживает сейчас горячую фазу войны на Донбассе.

А что касается Азовского моря, то там, конечно, никакого паритета нет – там у России полное преимущество, ведь у нас нет такого боеспособного флота. Искренне надеюсь, что до этого не дойдет, потому что дальнейшая эскалация и повышение ставок ни к чему хорошему не приведет. Как учит нас история, в какой-то момент ситуация выйдет из-под контроля. И все-таки склонен думать, что все разговоры о военном положении рассчитаны исключительно на внутреннюю аудиторию внутри страны: мобилизация своих сторонников, получение дополнительных полномочий.

И, к сожалению, по реакции общества, мы видим, что общество расколото по данному принципу, то есть крайне многие люди не поддерживают введение военного положения и дальнейшие военные усилия. То есть если смотреть на опросы, которые проводились за этот год, то примерно 70% населения поддерживает исключительно политико-дипломатический способ урегулирования любых конфликтов, а за военные способы ратуют только 15-18 %, то есть абсолютное меньшинство. Но, как говорится, если 5% хочет воевать, то воевать придется всем. Так что всякие нехорошие сюрпризы, к сожалению, не исключены.