Известный украинский актёр Станислав Бо клан в одном из своих интервью сказал о том, что украинцы уже начали привыкать к войне, и это, по его мнению, страшно. И это действительно так, ведь это произошло еще в конце 2015 — начале 2016 г.

Раздел между тем, кто живет на войне или близко к войне, и всей остальной страной уже произошел - это не сегодняшняя новость. Конечно, это логично, если задуматься о человеческой психологии и фразе, что бытие определяет сознание. У людей реальность выглядит по-другому, нежели в других регионах Украины. И это касается не только неподконтрольной части Донбасса, но и подконтрольной части, если говорить о привыкании к войне как к факту.

Если говорить о подконтрольной части Донбасса и о том, что они себя не отождествляют с остальной Украиной, здесь надо понимать, что общество не однородно, оно очень фрагментировано. Какая-то часть людей, которые встроились в бытовую реальность, приняли на уровне сознания самопровозглашенные республики и не выезжают за пределы, конечно, для них реальность, в которой они живут — больницы, детские садики, школы, взаимодействие с местными органами власти — все это проходит вне законодательного поля Украины. Естественно, эти люди свою жизнь ассоциируют, что властью обладают теперь эти люди - представители Л/ДНР, и, конечно, они себя меньше ассоциируют с Украиной.

Но при этом остается огромное количество людей, которые продолжают ездить на украинскую территорию каждый месяц, которые соединены родственными связями, деловыми интересами или еще какими-либо. Если смотреть на официальные цифры погранслужбы, таких людей до 1 миллиона, то есть людей, которые пересекают линию соприкосновения. Естественно, если эти люди контактируют с Украиной, они себя продолжают считать частью Украины.

В этом смысле, к сожалению, наше государство как структура, как режим, за четыре года войны предприняло ряд крайне вредоносных шагов, преступных, по отрезанию людей, которые остались на неподконтрольных территориях.

Во-первых, это, конечно же, введение ограничений на получение социальных пособий и пенсий, которые люди не могут получать и многие просто отказались от этого. Есть люди, которые ездят и получают, есть люди, которые сознательно или по другим причинам от этого отказались. Второе — это ограничение на транспортное передвижение. Сейчас, чтобы пересечь линию соприкосновения, надо потратить ощутимое количество усилий и денег, и это тоже предлог к отрезанию. И третье — это экономическая блокада, которая начала отрезать экономические связи. Это ткань, которая соединяет общество. А дальше к этому сверху навешивается какая-то пропагандистская машина, то есть, например, то, что в Л/ДНР запрещены украинские каналы и показывают только российские, это тоже часть, но это маленькая часть, она не была бы такой определяющей, если бы были сохранены торговые отношения, если бы люди продолжали на каких-то предприятиях получать зарплаты в гривнах, это было бы все совсем по-другому. Но получилось так, как получилось.

Это продлится очень долго, до тех пор, пока война не закончится и не будет какая-то нормализация связей. Конечно, это не является процессом необратимым. Мы в мировой истории видели много примеров, когда нации, жившие в разделении, объединялись, и это происходило достаточно успешно. В конце концов, мы на нашему веку пережили падение «железного занавеса», когда два огромных мира объединились и мир стал глобальным. Конечно, на маленькой территории Донбасса все это произойдет гораздо легче и быстрее, но, к сожалению, не скоро.

До тех пор, пока в Украине будет сохраняться режим, который не заинтересован в интеграции Донбасса, пока этому будут препятствовать сами самопровозглашенные лидеры республик, для которых такая ситуация — это возможность удерживать власть, а при интеграции они эту власть потеряют, а они этого не хотят. В этом смысле они с режимом, правящем в Киеве, являются просто сообщниками, если называть вещи своими именами.

Но этот процесс обратимый абсолютно. Если будет на то политическая воля, думаю, что инструменты на это человечество уже давным-давно изобрело. Нужно налаживать совместную торговлю, облегчать перемещение людей. Нужно ту ткань, которая является общим бытом, делать более доступной для жителей обеих территорий, и тогда все нормализуется.