В конце прошлого года Рада, уходя на каникулы, продлила мораторий на продажу земель ещё на год.

В этом вопросе моя позиция за то, чтобы у нас все-таки львиная доля наших земель, начиная с черноземов, находилась в частной собственности. И это не потому, что лично я или кто-то ещё собирается на этом наживаться. Дело в том, что самые высокоразвитые страны мира уже давно реализовали полноценное право частной собственности на землю.

Что значит полноценное? Это когда тот, кто является собственником того или иного кусочка нашей природной среды, он знает, что это его, но он прекрасно понимает, что если он будет себя неправильно вести, выпадать из той доктрины, идеологии развитого демократического рыночного общества, то ему будет плохо житься.

В этой связи люблю приводить пример США: от них часто приходилось слышать, что «у нас фермер создал Америку». Почему именно на этом делается упор? Потому что у фермера как субъекта рынка противоречия между трудом и капиталом сами по себе решаются. Когда Маркс и его товарищи провозгласили «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!», то они исходили из того, что в крупных промышленных регионах развитых стран капиталисты и рабочие противостояли друг другу. А вот фермер, как человек, владеющий чем-то привлекательным, что позволяет ему чувствовать себя созидателем и зарабатывать при этом неплохие деньги, чувствовать себя полноправным членом общества — это другой момент.

Мне пришлось когда-то ездить по хлебородным штатам в связи с тем, что в свое время Ющенко очень интересовался развитием фермерских хозяйств. И мы тогда объездили много графств. Там есть интересная особенность. В каждом графстве есть фермерские советы, то есть советы частных собственников, там, грубо говоря, в чистом поле стоит офис «министерства сельского хозяйства», согласно нашей терминологии. С определенной периодичностью собираются фермерские советы, где решаются вопросы, к каким проектам можно допускать тех или иных фермеров. На тот момент было 104 проекта! Один из проектов меня просто зацепил — этот проект стимулировал фермеров сохранять солончаки, потому что, распахивая солончаки, они могут нарушить экологический баланс. Если фермер готов включиться в эту программу, то он приходит, договаривается, его финансово поддерживают, и это все дотируется из бюджета. Вот такая система отношений.

Более того, эти фермерские советы сами решают, кого допускать к проектам, потому что это означает, что у этого фермера будут определенные льготы, привилегии. И нет здесь никакого противоречия между трудом и капиталом, о котором совершенно справедливо в свое время писали Маркс и Ленин, потому что он сам капиталист и он же сам и трудяга.

Вот почему и нам нужна частная собственность на землю с одной определенной оговоркой. В США очень четко выстроена система взаимодействия с фермерами. Первое — он действительно частный собственник. Второе — у фермера в среднем несколько десятков или сотен гектаров, а у нас уже тысячи гектаров нахапали сельскохозяйственные агрохолдинги. И третье, что очень важно, - фермер активно сотрудничает с государственной системой регулирования не только сельского хозяйства, но и бизнеса в целом, он в экономике важный элемент, он активный элемент этой системы отношений.

Но боюсь, что у нас будет картина не американская, а примерно следующая: быстренько формируются мощные аграрные олигархи, и мы не получаем выигрыша для развития общества в целом, не только экономического, но и интеллектуального. Одно дело, когда каким-то куском сельского хозяйства заправляют тысячи фермеров, а другое дело — когда два олигарха. Что такое крупный собственник — мы это уже хорошо знаем. Если частная собственность на землю не будет генерировать конфликт между трудом и капиталом, если будет система взаимодействия примерно такая же, как в США, то это будет разговор.