Киевгорвласть вместо земли под столицей для семей ветеранов АТО пообещала давать деньги, объясняя это тем, что свободной земли под Киевом на всех не хватает.

Мне кажется, что в 2014 году много кто чего кому обещал, и многое не сделано. Люди должны понимать, что те, кто стал воевать за землю, он шел туда воевать за свою землю вообще, а не за свой кусок земли в Киеве или под Киевом. И давайте поймем, что городские власти не имели права обещать землю под Киевом, потому что это не их юрисдикция и компетентность. Они могут обещать землю в Киеве, во Львове, у себя в горсоветах. Кто-то выполняет, кто-то называет улицы именами погибших героев, кто-то категорически отказывается это делать. Лично не хочу лезть в эту историю, потому что там можно сломать и ногу, и голову, и мозги.

В любом случае, мне кажется, что в первую очередь мы должны обратить внимание на то, как сейчас живут, в каких условиях, семьи погибших. Это вопрос № 1. И в первую очередь это вопрос №1 для тех, кто пошел в АТО, остался жив, целы руки-ноги и есть возможность работать и зарабатывать и давать работу другим людям. А вы знаете, что на семью погибшего Героя Украины Тараса Сенюка, командира батальона 95-й бригады, жена получает на дочку 250 или 300 грн в месяц — вот это стыдоба.

По поводу земли — не думаю, что кто-то шел за землю, потому что компенсация в 730 тысяч — на это ничего не купишь и не построишь. Но лучше, чем ничего, если дают сейчас. С точки зрения понимания реалий сегодняшнего дня, можно было бы говорить, что если дают, то берите, но понятно, что вы, беря в руки синицу, отказываетесь от журавля в небе в виде земли под Киевом. Вы знаете стоимость земли под Киевом - кто ее даст дешево?

Думаю, что дешевле областному Киевскому совету выяснять у николаевского главы ОГА или где-то на Черкасчине, Херсонщине — может, они готовы предоставлять землю АТОшникам для того, чтобы были эти городки, где люди социализируются, приносят пользу, зарабатывают на жизнь. Потому что в Киеве жить дорого, а местами и временами невозможно.

Сейчас отмечают годовщину памяти киборогов. Посмотрите, как живут люди, которые прошли донецкий аэропорт, обратите внимание на тех, кто остался и продолжает служить. У нас есть ветераны войны при том, что война не объявлена и она еще не закончена. Куча всяких юридических коллизий и казусов. На войне были самые разные люди. И не все, кто были на самой передовой, геройские герои, и не все, кто был в это время в тылу, негодяйские негодяи. Черчилль не зря в свое время задал вопрос, когда ему принесли бюджет Великобритании в 1942-1943 году: «А где тут культура?». И когда ему сказали, что идет война, он говорит: «А если нет культуры, то за что мы тогда воюем?». Поэтому это вопрос очень большой и комплексный.

С точки зрения обещаний, данных в 2014 году. Томос же никому не обещали — а он есть, и размахивают им сейчас с каждого плаката. Не знаю, мы живем в светском государстве или в каком-то серьезном христианском патриархате, потому что везде в городе на меня смотрят Петр Алексеевич и Епифаний. Такое ощущение, что других достижений в этом мире нет, только газ «в 2, 4, 10 раз дешевле» и Томос.

Поэтому бы спрашивал со всех, кто пришел в 2014 году, за все обещания, которые они дали, а не только за какие-то выдранные из контекста. И не воспринимал бы отговорки в виде того, что началась война, потому что когда они шли на выборы, война уже началась. Война де-факто началась с крымского референдума в марте 2014-го, а в апреле-мае — уже были первые убитые, но никто не подкорректировал свои избирательный программы ни на городском, ни на общенациональном уровне, учитывая количество убитых. Все говорили, что ее надо закончить за часы, сесть и договориться. В итоге договорились до того, что даже те, кто сдал все, что только можно, они патриоты, а те, кто говорит, что надо как-то этот гордиев узел развязывать или рубить — они все рука Москвы, Кремля, Вашингтона, Брюсселя, Лондона — кого угодно.

Хочу, чтобы в стране была рука Киева. Но думаю, что Львов, Донецк, Днепопетровск, Харьков и Одесса, как обычно, будут против, потому что мы не нашли то, что нас объединяет. Если бы сейчас могли собраться жены погибших в АТО и выразить свою позицию, если бы могли собраться ветераны, и не разрозненно, а высказать какую-то единую позицию на то, что происходит в стране и в какую сторону это все должно идти. Кто готов воевать до последнего солдата, он может это говорить и заявлять только из окопа, когда он перезаряжает магазин автомата. Потому что сидеть где-то в тысячах километров от войны и рассказывать, «як я ненавиджу москалів і не буду купувати щось російське», при том, что это же российское привозят через Латвию, Литву или Польшу, потому что Россия не дураки и давно пооткрывали представительства. Таким тяжело наносить на лицо макияж, если не повытирал сопли. Сопли, а сверху макияж - это еще хуже, чем просто сопли.