Определенная часть населения Станицы Луганская поднимает панику, боясь, что в случае отвода украинских войск они могут быть захвачены противоположной стороной, и это может иметь для них негативные последствия. Это па-ни-ка. Это первое.

Второе — более серьезную и дефективную информационную волну поднимают оппоненты президента Зеленского, вероятнее всего, что, в первую очередь, это подельники бывшего президента Порошенко, о том, что это предательство интересов, что это возможности для сепаратистов захватить новый плацдарм и что это только имитация. Это не так. На самом деле реализовываются инициативы, которые существуют еще с осени 2016 года. Они, в первую очередь, продиктованы необходимостью восстановить мостовую переправу, которая разрушена, что значительно ухудшило возможность сообщения с Луганском, который находится там в 30 километрах.

Третье — с точки зрения дипломатии, все понимают, что заявления, прозвучавшие на встречах Зеленского с Меркель и с Макроном, а также в рамках других европейских встреч, они должны иметь все-таки какое-то подтверждение, и таким маркером может стать разведение войск в районе Станицы Луганской, которое происходит под неусыпным контролем ОБСЕ. То есть таким способом ОБСЕ хочет показать миру и свое влияние на эту ситуацию, и возможность ее контролировать.

Но в то же время, к сожалению, видно, что все официальные выступления Зеленского свидетельствуют о том, что однозначной стратегии по урегулированию вопроса на востоке у его команды нет. Более того, у них отсутствует важная слагаемая в виде какой-то решительности в настроениях. Эта решительность закончилась именно в момент окончания инаугурационной речи Зеленского, где он сказал, что он не пожалеет своей должности ради мира, понимая, что, возможно, с его стороны должны звучать какие-то непопулярные вещи, но лишь для небольшой части украинского населения на самом деле.

А сейчас ситуация выглядит так, что в угоду этой маргинальной части, которая продолжает вопить про войну и плеваться слюной, как это делает Порошенко, услышав о том, что есть реальные планы о сокращении Вооруженных сил – на самом деле они громоздкие, мало профессиональные и не по карману государству. Так вот на этом фоне, к сожалению, сам Зеленский выглядит не убедительно. К тому же есть неожиданный противовес в виде политической силы, которая активно участвует во главе с Виктором Медведчуком: делает заявления, встречается в Путиным, используя особо дружеские отношения. Но все дело в том, что эти инициативы не получают абсолютно никакой поддержки и даже где-то медийно или в кулуарных выступлениях достаточно жестко комментируются.

Поэтому, с одной стороны, по ситуации в Украине нет политической воли, о которой у нас говорит каждое поколение несостоявшихся руководителей. Но, с другой стороны, оценивая тенденции, которые происходят сегодня в мире и, в первую очередь, в Европе, эта ситуация окажется главным аргументом и главным катализатором в сторону того, чтобы мирный процесс все-таки начал продвигаться. Очередная встреча в формате G-20 в Осаке, встреча Путина с Трампом, достаточно доверительная и конструктивная, где тоже звучал вопрос об Украине — все эти аргументы объединенно способны повлиять на сам процесс, и я очень хочу в это верить.