Трудно говорить про какую-то норму в украинской политике, так как само государство существует для узкой группы людей, которые хотят владеть основными активами этой страны. Поэтому понятно, что это всегда привлекало и криминал, и сомнительных личностей.

И здесь важно не смешивать всех в одну кучу. Например, Клюев — это политик давний. Да, безусловно, у него есть для какой-то части населения враждебная идеология. Шарий — это журналист, у которого тоже есть враждебная идеология для части населения, но сам он считает, что у этой самой другой части населения — враждебная идеология. И ведь в украинскую власть журналисты идут уже давно. И вообще — этот хаос с кандидатами был всегда.

А вот с Саакашвили можно не соглашаться относительно его сомнительности. Он, пожалуй, единственный политик такого уровня в Украине. А прецедент с его пятью годами жизни в Украине и гражданства — он в судебном порядке доказал, что его перерыв жительства здесь был связан не с его желаниями, а с действиями предыдущей власти. И суд это доказал и дал право идти в народные депутаты Украины. Поэтому здесь очень пятнистая ситуация. Где-то и для какой-то части населения — это возмутительная ситуация, а для избирателей Саакашвили наоборот — радостная.

На самом деле Саакашвили является одним из самых известных врагов Путина, поэтому борьба Порошенко с ним была достаточно безнравственна и вне правового поля. Поэтому сейчас то, что происходит с Саакашвили, это, скорее всего, восстановление его прав и справедливости.

И вообще, кто-то будет голосовать за Шария, а кто-то выходит на Майдан против него. Поэтому ничего в этом нет необычного, тем более существует равенство закона для всех: если Саакашвили можно, то почему нельзя Клюеву? Правосудие же должно быть непредвзятым. В целом тут вырисовывается очень пестрая картинка. Есть комические вещи: появление всяких Иво Бобула, Винника в избирательной кампании — и над этим можно только посмеяться. У нас всегда актеры типа Русланы, ВВ, того же Вакарчука поддерживали те или иные политические силы и тем или иным способами участвовали в выборах. Поэтому сегодня для Украины здесь нет ничего экстраординарного.

Другое дело, что мы наблюдаем иное явление — ползучий пророссийский реванш, и начался он не с победы Зеленского, а с приходом к власти Порошенко. Во-первых, не были сделаны соответствующие действия подконтрольными тогда президенту СБУ и парламентом: все, кто является рупором и агентом агрессора, должны были быть ущемлены в своих правах. Что имеется в виду? Например, человеку должно было быть запрещено заниматься политической деятельностью, владеть СМИ и финансировать политические организации.

Эти мелкие отвлечения типа Клюева и Шария сегодня предпринимаются тем же самым Порошенко методами выходов на Майдан с лозунгами «нам надоело», методами обвинения Зеленского. Извините, но Медведчук — вот абсолютное произведение Порошенко, с кого надо спрашивать. Уже не говоря о таких вещах, как Липецкая фабрика, которая еще два с половиной года работала в России при том, что мы вели войну; уже не говоря о том, что за эти годы при лозунге «геть от Москвы» у нас значительно вырос товарооборот с Москвой.

То есть настоящих действий по защите украинской государственности прежняя власть не сделала.