Учитывая, что глобализация вышла на довольно высокий уровень интеграции мировой экономки и мировых социальных связей, получается, что все государства между собой очень тесно взаимосвязаны. И если экономика, допустим, в Китае начала восстанавливаться, то она не может полностью восстановиться из-за того, что в тех регионах, с которыми сотрудничает тесно Китай как поставщик или потребитель, наблюдаются проблемы.

То есть получается так, что, учитывая эту пандемию, нормальное экономическое восстановление ни в одном государстве невозможно без того, чтобы ситуация в целом в мире не была взята под контроль. Поэтому здесь есть некоторый элемент солидарности, что если у нас карантинные мероприятия, то «давайте и вы делайте, мы же вместе». Как это было с Великобританией, когда Джонсону сказали, что «если вы не будете так же бороться с эпидемией, то мы закроем границу ЕС с Великобританией». Поэтому сейчас всем странам важна эта синхронность и солидарность в действиях, направленных на сдерживание пандемии и взятие под контроль. И Беларуси больше всего.

С точки зрения политической: все эти разговоры о том, что пандемия развалит какое-то государство, развалит ЕС — это не более чем спекуляция, которая основывается на реалиях мира, каковым он был 100 лет назад. Сейчас уже тех реалий нет в природе. Да, карантин приводит к установлению некоторых ограничений, иногда очень жестких, к закрытию границ, в том числе внутри Шенгенской зоны, внутри государств, как вводятся ограничения для отдельных областей, регионов, населенных пунктов. Поэтому можно говорить о том, что в целом мир вряд ли ожидают какие-то масштабные потрясения: межгосударственные войны, конфликты — не стоит ожидать изоляционизма и возврата к национальным экономикам, замкнутым в себе, имеющим свою национальную промышленность и прочее.

Но вместе с тем по отдельным политическим лидерам, по стабильности политической ситуации в тех или иных государствах, эпидемия может нанести удар. Допустим, в США затягивание карантина уничтожает главный козырь Трампа, а именно экономический рост, потому что если посмотреть на природу его популярности до карантина, он выдержал удар попыткой импичмента, а тут коронавирус ударил по самому главному его активу — это позитивные экономические ощущения, которые возникли у американских граждан в период президентства Трампа. Это один из примеров. Допустим, в Израиле мы видим, что фанатически коронавирус поставил всех ведущих политических лидеров перед выбором: либо вы дальше ведете борьбу за власть и идете на выборы, либо вы консолидируетесь для того, чтобы защищать страну от эпидемии. Вот они и сформировали правительство. Если бы не было коронавируса, то больше вероятности того, что такого правительства бы не было, а так коронавирус заставил проявить консолидацию перед лицом электората.

В России ситуация очень интересная. Там ряд регионов действуют сами по себе, то есть может быть некоторая межрегиональная отчужденность. Кстати, как и в Италии. Это не значит, что Италия развалится, как многие прогнозируют. Но, тем не менее, есть их пострадавший север и боящийся пострадать и сидящий на карантине юг. Поэтому много таких реалий. Я не думаю, что в ЕС возникнет пересмотр регламентов. Границы постепенно будут открываться как между государствами ЕС, так и для внешней трудовой миграции. Экономические процессы, которые продиктованы в том числе природой, остановить невозможно, поэтому да, возникнут новые правила пересечения границ, новые элементы организации труда во всех сферах.

И не исключено, что медицинские сертификаты и возможности изоляции тех или иных прибывших в случае обнаружения — это станет реалией. То есть медицинские сертификаты в ближайшие два года могут быть нормой не только для пересечения границ отдельных государств и для приезда трудовых мигрантов в ЕС, они должны будут предъявить какие-то медицинские справки. Безвиз-то действовать будет, но, вероятно, предварительно нужно будет подавать эту справку-сертификат о тесте на коронавирус. Поэтому сейчас можно дать такой совет нашим соотечественникам-заробитчанам: все-таки идти сдавать тесты, потому что никто не будет сидеть и смотреть, как гибнет урожай. Вопрос продовольственной безопасности всегда выходит на первый план перед страхом эпидемии. Для того, чтобы избежать худших сценариев социальной дестабилизации, правительство во многих странах будут возобновлять экономическую деятельность, и там, где было много мигрантов, они снова будут востребованы.