Украинский конфликт на Донбассе не первый и не последний в мире, и если ознакомиться с выводами и рекомендациями участников — везде конфликты решаются успешно, если туда включаются разные группы населения. Сейчас на минской площадке очевидно представленность была очень низкой, потому что Донбасс был представлен только «ЛНР» и «ДНР», которые не могут говорить за весь Донбасс.

Была идея о том, чтобы создать дополнительную экспертную площадку, где будут просто вырабатываться какие-то варианты решения конфликта на Донбассе. Включить представителей гражданского общества, чтобы можно было рассказывать широким массам о том, что там происходит на самом деле, чтобы подготовить общественное мнение к реализации Минских соглашений.

Но после того, как абсолютно дискредитировали идею консультативного совета, то, что озвучили сегодня – это полумеры.

То, как в итоге её реализовали, это совершенно извращает всю идею, потому что туда включили людей, которые имеют очень яркий идеологический окрас, и один из них, Денис Казанский, уже сказал, что он будет выступать против особого статуса, который напрямую записан в Минских соглашениях. Это пчелы против меда. То есть, мы выполняем Минск и сразу заявляем о том, что не будем выполнять вот это.

Какую группу в данный момент представляют Казанский и Гармаш? Якобы переселенцев. Но если эти переселенцы переехали в Киев уже давно, они не живут на Донбассе, и оба публично заявляют, что они не собираются туда возвращаться, то есть ли у них моральное право представлять весь Донбасс? Почему не включены представители подконтрольной Украине части Донецкой и Луганской областей, которые живут непосредственно здесь, и которые связывают с ними свое будущее? Ведь если произойдет реинтеграция, то логично предположить, что на подконтрольную территорию Донецкой и Луганской областей ляжет основная нагрузка по перевариванию «ДНР» и «ЛНР». Но Донецкую и Луганскую области никто не представляет: ни местное самоуправление, ни областная администрация, ни облсоветы, которые, кстати, не существуют, потому что они не работают с 2014 года. То есть все это дает основания серьезным экспертам подозревать, что все эти телодвижения в минской ТКГ — это просто публичный ход, который призван показать, что «мы что-то делаем». При этом это «что-то» не будет иметь никакого результата.

Необходимо возвращаться к формату консультативного совета, который был изначально предложен, понимать, какие группы не представлены в переговорном процессе, и постепенно повышать их представленность. А у нас получается так, что внутренне-перемещенные лица стали священной коровой для власти. Но есть люди, которые хотят вернуться на Донбасс после того, как конфликт будет урегулирован, а есть те, которые не хотят. Те, которые не хотят вернуться, какое они право имеют участвовать в переговорах о будущем Донбасса, если они не собираются там жить? Вот эти вопросы пока остаются без ответа.

Из всех представителей ОРДЛО, озвученных сегодня украинской властью, единственным достойным человеком является Вадим Ворон. Он тоже переселенец, но он поддерживает тесные связи, и он там не случайный человек, но, тем не менее, его одного там недостаточно.

А появление в группе двух очень противоречивых людей, Казанского и Гармаша, в Донецке и Луганске однозначно воспримут в штыки.

Это сигнал к тому, что Киев не готов к серьезным переговорам, к компромиссам, к уступкам. Это шаг к дискредитации всего переговорного процесса в Минске.