Подвижек к восстановлению мира на Донбассе – пока не видать. Видно только, что господин Ермак вообще загнал нас в глухой угол, который подразумевает только два выхода. Первый — это поиск нового формата, кстати, это то, о чем говорил Зеленский год назад, когда сказал, что если Минск не даст результатов, мы будем искать другой формат. И второй выход из этой ситуации — это полное выполнение Минских договоренностей в той трактовке, какой они написаны, то есть особый статус, изменения в Конституцию и т. д.

На встрече в Берлине, которая состоялась на прошлой неделе, Российская Федерация просто встала и выставила условия предоставления в кратчайшие сроки изменений в Конституцию Украины, фактически предъявляя желание предоставить к 6 июля новый Основной Закон. Президент Зеленский отреагировал жестко, заявив, что мы суверенная страна и нам никто не может указывать, когда и что писать. Это говорит о том, что непримиримость позиций по имплементации Минска и решению конфликта на Донбассе вообще разошлась в разные стороны. Мы в глухом углу.

Сейчас, если мы не предоставляем изменения в Конституцию, РФ обвиняет нас в невыполнении Минска, в недоговороспособности нас как страны и в невыполнении обязательств, взятых на себя, в том числе и на Парижском саммите. Если мы пишем Конституцию с особым статусом Донбасса — значит, мы фактически уходим под политическое управление РФ, потому что мы понимаем, какие при особом статусе проведет выборы без вывода своих войск там Россия. И уже будет неважно, признаем мы эти выборы или нет, Россия постарается их протянуть на мировое сообщество и заставить их признать под эгидой ОБСЕ. Вот что мы сегодня получили в результате берлинской встречи.

Единственный момент, который пока что может радовать и вселять надежду, это заявление Зеленского по поводу того, что пока никто не собирается переписывать Конституцию Украины. Ермак нас загнал в глухой угол своей супер-дипломатией. Больше стоит ссылаться на слова господина Козака, представителя России на этой встречи, который сказал, что о встрече в Нормандском формате говорить еще очень и очень рано. Это новая интерпретация слов Лаврова в марте, когда он заявил, что «больше вы Путина не увидите», после того, как Ермак поставил свою подпись «согласен» на договоренностях в марте. И теперь Козак говорит: «смотрите, Украина же ничего не выполнила с Парижского саммита. Разведение войск только в двух местах, и огонь не прекратился, Ермак продолжает называть российскую армию незаконными вооруженными формированиями, то есть мы разговариваем с пустотой: с несуществующими боевиками и их как бы несуществующими республиками. А Зеленский упорно не хочет называть Россию стороной конфликта». Послушайте его речь, когда он поздравлял моряков в Одессе, он сказала даже, что «Крым кто-то аннексировал». То есть весь мир знает, что это Россия, а у Зеленского – это кто-то поймал наших моряков, кто-то аннексировал Крым, он даже боится употребить слово Россия. Поэтому о каком разрешении конфликта может идти речь? Я думаю, что посол это сказал из дипломатических побуждений и, может быть, даже по просьбе того же Ермака.

Немцы, кстати, не пошли на такие вещи, они, наоборот, раскритиковали эту встречу. А сам Зеленский высказался, что некоторым изданиям, намекая на «Дойчевелле», надо контролировать свою риторику. Немцы более прямолинейные в этом плане, а французы более гибкие: нужна дружба с Путиным — они будут подпевать. Ермак проводит политику фактически сдачи Украины — хотят нас уговорить взять ОРДЛО в свой состав на условиях Россия. Сегодня дети из ОРДЛО поступают в вузы без ВНО — ну, это победа, пусть поступают, но они же с аттестатом «ДНР» приезжают, верно ведь?! Мы что, легализовали документооборот этих республик? Мы что, признаем аттестат о среднем образовании, выданный в «ДНР»?

И еще может быть очень страшная вещь — могут быть внепротокольные договоренности Ермака, как это было в марте, и вообще такое впечатление, что Ермак у нас президент, потому что главный канцелярист решает проблемы на уровне президента страны, а президент молчит. Очень интересно слушать: Ермак рассказывает в Берлине налево и направо об успехах, а Зеленский в Киеве говорит, что «я не могу комментировать встречу, потому как не знаю её результатов». Подождите, вы президент или глава своего Офиса? Кто где? Поэтому в Берлине был полный провал, а Украина оказалась – в цугцванге. Мы не может предъявить новую Конституцию, потому что это политическое поражение в этой войне, не все готовы сегодня принять мир любой ценой на условиях поражения. А не написав изменения в Конституцию, мы получаем политическое поражение, фактически фиаско на международной арене как государство. И тогда Путин со своим выражением «Украина – это вообще не государство» садится на коня, достает шашку и говорит: «Я же вам говорил, они не страна». Вот чего мы, к сожалению, добились.