Витольд Фокин в своём интервью говорил об особом статусе Донбасса. Об этом в Украине идут постоянные дискуссии. Статус, безусловно, нужен. Это гарантии безопасности региону, с которым мы воевали 6 лет, гарантии безопасности при возвращении под суверенитет Украины. Как без этого? Суть Минских соглашений — это политическое урегулирование, а не передача контроля над границей. Это уже завершающий этап, когда политическое урегулирование уже состоялось. Оно в себя и включает предоставление этого особого статуса. Его можно назвать особым, особенным. Здесь смысл не в том, что он какой-то особый, а в том, что это объем полномочий, которыми должен быть наделен в целом Донбассили отдельные регионы.

А без Конституции этого сделать нельзя. В Основном законе есть раздел «Территориальное устройство Украины», где перечислены абсолютно все области, которые абсолютно равны в своих полномочиях. То есть в рамках действующей Конституции наделить каким-то большим объемом полномочий отдельные районы Донецкой и Луганской областей, нежели все иные регионы, невозможно. Любой такой закон будет неконституционным, его нельзя так принять. Как это какой-то регион мы наделяем большими полномочиями? Конституция этого не позволяет, все регионы у нас равны. Поэтому здесь есть два выхода.

Первый — это там, где перечисляются все области, есть часть, что статус городов Киева и Севастополя регулируется отдельным законом. Вот можно пойти таким путем и дописать, что статус Киева и отдельных районов Донецкой и Луганской областей регулируется отдельным законом, и тогда уже отдельный закон принять и прописать этот статус. Либо как с Крымом, у нас есть особый статус Крыма, он прописан в Конституции, то есть статус отдельных районов прописать в Конституции. ОРДЛО настаивает, чтобы это было полностью все в Конституции, потому что изменить Конституцию — это 300 голосов, которые нужно еще собрать. То есть для оккупированных территорий это уже гарантия того, что после возвращения под суверенитет Украины, их никто не лишит нового статуса.

Справится ли с этой задачей Президент? А у него есть 300 голосов? Мы же помним, что Порошенко был президентом мира ровно до того, как он 31 августа 2016 годапопытался протянуть в Конституциюособый статус, и вот после этого Порошенкостал президентом войны, потому что он понял, что он не сможет выполнить Минские соглашения. На сегодня у Зеленского нет 300 голосов. Как минимум, он должен с договоритьсяОПЗЖ, которые дадут ему какие-то голоса.

Всё нужно делать мудро. Уже с ОРДЛО поступают сообщения об укреплении украинскими войсками позиций. Там требуют отчёта по укреплениям до 3 сентября. Начало сентября может стать переломным в вопросе мира. У нас все может случиться. Любая провокация. Перемирие Зеленский мог и раньше установить, но вопрос заключался в том, а что дальше? Он не готов был к политическому урегулированию. Если сейчас, условно, 2-3 месяца пройдет, и он не способен будет политически урегулировать мир на Донбассе, то, безусловно, и перемирие может быть сорвано, чтобы обвинитьту сторону. Не себя обвинить, что «я не могу урегулировать политически»,а обвинить ту сторону, что «я хотел, а они сорвали». Если у него на тот момент не будет 300 голосов, то он сразу же поднимет с пола виру и мову и станет вторым Порошенко.