Борис Визиров. Украинский бюджет, как мина замедленного действия
15.12.2020 15:29

Борис Визиров. Украинский бюджет, как мина замедленного действия

Никто до конца не понимает, кого коснется этот локдаун

Близится Новый год, а бюджета всё нет. Бюджет — это очень специфическая вещь для всех времен и народов, без которой ни одна страна не может начинать свой календарный год. В принципе, всегда бюджетная эпопея между Кабмином и ВР начинает разгораться с сентября, и к началу декабря уже полностью бюджет должен быть отформатирован, потому что это перспектива развития страны и ее проживания в течение следующего года.

Очень плохая история, когда страна входит в новый календарный год и бюджетный год в том числе, не имея плана и баланса по тому, как она пережила предыдущий и с какими остатками баланса она уходит: что говорит Казначейство, какой по ведомствам и направлениям у нас переходящий дефицит, какие статьи были качественно использованы или не использованы по какой-то причине и многое другое. Это целая программа коммуникации органов власти в том числе. Модератором, конечно же, должно выступать Министерство финансов параллельно с анализом Министерства экономики, ну и Казначейство, которое дает сводку по министерствам и ведомствам.

На сегодняшний день мы видим, что бюджетом начали заниматься и его вроде бы как хотят проголосовать. Но невооруженным взглядом видны проблемы с прогнозированием доходной части и увеличением дефицита. Никто не понимает, насколько до конца года мы выйдем в прогнозируемые цифры по дефициту из-за сложностей в доходной части по сбору основных налоговых и таможенных платежей и других сборов в государственный бюджет. Поэтому четкой и прогнозируемой ситуации нам правительство на сегодняшний день пока не дает.

У нас весь дефицит, прогнозируемый на год, был перекрыт уже в мае, мы понимали уже, что к концу года он мог увеличиться почти вдвое. С учетом тех падений, которые были вызваны, в том числе коронавирусом, предпринимательская деятельность не могла не отреагировать на этот вызов, потому что горели контракты, в том числе и международные, а это валютная выручка, которую Украина должна была получить. Та же курсовая разница: у кого-то должны были полезть непредвиденные уплаты в бюджет из-за того, что курс валюты начал расти. То есть сейчас никто до конца не саккумулировал ситуацию, никто не говорит прямо о том, что мы получили в итоге на конец года. Но все понимают, что бюджетный процесс нужно принимать в любом виде, как бы это грустно для нашей страны ни звучало. Но будут стараться принимать его до конца года, потому что правительство планирует локдаун с 8 по 24 января. Никто до конца не понимает, кого коснется этот локдаун, и в каком виде мы его получим 25 января.

А на бюджет это повлияет очень просто, потому что мы не понимаем, в чем будет локдаун. Если он будет на запрете предпринимательской деятельности в определенных сферах, то, конечно, мы начнем год с потерь в сборах налоговых платежей, в том числе и таможенных, если у нас, например, будут закрыты границы по импорту, по экспорту. То есть мы не понимаем, разрешит ли локдаун работать правительству, в какой части. Будет ли собираться ВР в январе собираться, дорабатывать бюджет и принимать его?!

Против нового бюджета особенно выступает Министр здравоохранения Максим Степанов. Якобы заложено мало на медицину в столь тяжелый период пандемии. Есть мнение, что у нас определенные перекосы в бюджете на содержание всех министерств и ведомств. Считается, что две ключевые вещи должны быть в приоритете: это здравоохранение и образование. Конечно, мы не снимаем вопрос безопасности, вопрос обороны с учетом ситуации в нашей стране. Но мировые вызовы сегодня говорят о том, что сокращается население стран из-за коронавируса, никто не знает, какие будут последствия через несколько лет.

Мы в 2020 году столкнулись в проблемой, которая полностью заблокировала выезд элиты за границу, где они могли лечиться. А теперь столкнулись с тем, что все оказались в равных условиях: ты уже не можешь никуда лететь, потому что ты там никому не нужен со своими деньгами, и ты не можешь лечиться дома — нечем и не с чем. И мы не сделали вывод из первой волны пандемии, то есть никто не стал ускорять процессы переоснащения рисков, с которыми столкнулись в феврале. Летом вообще все успокоились и начали перераспределять ресурсы из одного фонда в другой. Мы видим, что у нас медицина не развивается. После коронавируса может произойти такая ситуация, что мы потеряем работоспособное население. Мы не можем проводить реабилитацию, мы не можем лечить. Мы за год не сделали ничего, чтобы покрыть дефицит в оборудовании, в койка-местах, в обеспечении медиков. В условиях пандемии и образование тоже теряет. И получается, что мы можем получить нездоровую и еще, не дай Бог, неумную, нацию, потому что дети перестают учиться так, как должны. Это мина замедленного действия.

Круговорот проблем накапливается не в пользу развития страны Украина. И можно было бы с мотивацией оттолкнуться от бюджета, от экономики – поднять пласт этих проблем и начать заниматься, каждый в своей компетенции.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале
Борис Визиров
Заслуженный экономист Украины, эксперт в сфере финансов и госуправления