Мы – на пороге нового политического кризиса, который бьёт по многим направлениям. Одно из таких направлений – это запрет Зеленским трех информационных каналов. Безусловно, это объявление войны оппозиции и нагнетание внутриполитического напряжения, которое может вылиться в очень разные формы, в том числе и эскалацию на Донбассе. Нет большого секрета, что ОПЗЖ пользуется поддержкой России, и есть искренние надежды на то, что всем сторонам конфликта хватит ума не прибегать к политике военных действий, что нам удастся избежать самого плохого сценария – эскалации.

Но, кроме запрета каналов у нас еще много и других проблем. Офис Президента сейчас вообще воюет на три фронта. Совсем недавно было исключение из фракции депутата Дубинского, что тоже было очень странным решением. Фактически под давлением США народного депутата исключают из фракции, при том, что никаких доказательств его реальной вины на это не было. Это подтверждение того, что Украина находится под возрастающим внешним управлением. И, конечно, внутри страны есть силы, которые этому сопротивляются. Ну, а действия националистов-радикалов показывают, что они никуда не исчезают, что они – самостоятельная большая сила, и самое интересное – что после всех своих шагов Зеленский всё равно не станет для них своим, все равно их политические покровители будут хотеть занять его место.

Поэтому те три фронта, на которых сейчас воюет Офис президента создают нервозность по всей стране. Еще плюс весь традиционный набор: высокие тарифы, проблемы с поставкой вакцины — все вместе создает впечатление, что страна серьезно болеет. Конечно, это все отражается на фронте и на армии. Мы уже давно с вами поняли, что война — это просто инструмент политического торга, и есть соблазн использовать эту эскалацию на фронте как средство политического давления.

Не исключены провокации, спланированные или случайные, и, конечно, это может привести к возобновлению, как минимум, локальных боев. В 2017 году у нас были локальные всплески, например, на Авдеевском направлении. Это благодатная почва, где никто не найдет концов. Там позиции находятся так близко, что попытка разобраться, кто первый начал стрелять, ни к чему не приведет. Вам это даже ОБСЕ не скажет, потому что они просто не знают, в этом невозможно разобраться. А на Донбассе по-прежнему не работают ключевые механизмы соблюдения режима тишины, потому что нет на это политического инструмента. Если его нет, то, конечно, повышаются риски провокаций на фронте.

А с сентября можно поставить крест на украинской делегации в ТКГ, особенно после того, как с омерзительным скандалом выгнали Витольда Фокина, который был первым адекватным представителем в ТКГ. Группа превратилась в инструмент политических манипуляций и внутриполитической игры, а не в переговорный инструмент. И Кравчук — это одно из самых больших разочарований. Всегда казалось, что это умудренный опытом политик, наш первый президент, уважаемый человек, ему уже не надо играть в эти мелкие игры, он может задуматься о чем-то великом, а оказывается, что он просто говорящая голова Офиса Президента. Он уже не раз позволял себе безответственные заявления, которые вредят переговорному процессу.

Как мы видим, именно при нем украинская делегация показывает самые плохие результаты. Переговорный процесс находится на самом дне с начала конфликта. Полностью провалено и дискредитировано политическое направление переговоров по Донбассу, даже в гуманитарных направлениях не могут договориться по открытию новых КПВВ. Впервые не прошел обмен задержанными лицами. Лишь частная инициатива позволила освободить нескольких человек. Это все показывает, что переговорный процесс при Кравчуке хромает. Если первый президент — это официальная позиция Офиса президента, то у нас большая проблема. Если это не официальная позиция, то Кравчука уже давно можно было уволить и поменять весь состав делегации. Но, если этого не происходит, то, наверно, Зеленского все устраивает. И это большая печаль, потому что мы теряем шанс вернуть Донбасс. И вообще, в принципе, добиться процесса урегулирования конфликта, хотя бы не допустить его возврата к горячей фазе.