МВФ не дал кредит Украине. Несмотря на то, что есть определенная карта и маяки, соглашения, меморандумы о финансово-экономическом сотрудничестве Украины и МВФ. Причем это не требования Фонда, а обязательства, которые берут на себя конкретно четыре человека, подписанта этого документа. В случае Украины и практически всех стран, помимо главы Нацбанка, участвуют также президент, премьер-министр и министр финансов. Соответственно, эти люди взяли на себя обязательства еще в 2020 году получить кредит, и первый транш был получен. Сейчас же совершенно понятно, что Украина будет проводить дальнейшие консультации, и будет новая миссия, очевидно, уже весной, хотя всё зависит от эпидемиологической ситуации.

Согласно нынешнему меморандуму с МВФ, требуется очень серьезная не коррекция, а внесение изменений в законодательство, связанное с Высшим советом правосудия. То есть порядок его работы, назначения судьей, должен быть четко прописан именно на законодательном уровне, а не на уровне каких-то подзаконных актов.

Безусловно, вопрос энергосектора тоже беспокоит МВФ, и тут удивляют заявления в отношении того, что МВФ требует повысить на 20% какие-то цены и тарифы. Скорее всего, это фейки. Всё это говорят люди, которые не понимают, что вообще в данном случае предлагает МВФ, и что требуется. Речь действительно идет о рыночных ценах на газ, электроэнергию и вообще коммунальные услуги. Рыночные цены — это означает не цены Роттердам+ или Нафтогаз++ и т.д, это означает мировые цены, скорректированные на транспортное плечо. В Украине цены должны быть ниже мировых, потому что доставка тоже вычитывается. Это же касается угля и электрической энергии.

Соответственно, МВФ хочет понимать, что не будет скрытого дефицита бюджета. Почему? Потому что когда мы объявляем о цене 6,99 грн и говорим о том, что эта цена не рыночная – по целому ряду этих энергетических ресурсов есть вопросы, а какая таки цена рыночная, и как ее считать, и можно ли вообще брать спотовую цену. Потому что другая часть аудитории, назовем их инвестиционными банкирами или бизнесменам от энергетики, они манипулируют в свою сторону. Они берут исключительно спотовые цены, как будто мы с вами покупаем в ночном ларьке или у таксистов водку по цене в 2-3 раза выше. Спотовая цена всегда дорогая. А газ — это ресурс, который имеет поставку, как правило, форвардную, то есть с месяцем, как кстати, и нефть, с поставкой через некоторое время. Более того, этот ресурс предсказуем. Именно поэтому украинское правительство будет работать в этом направлении. Это очевидно, что МВФ тоже требует, чтобы уровень цены на тот же газ не скакал сильно.

Соответственно, внедрение различных механизмов, фиджирование – на самом деле это те же самые годовые контракты для потребителей. То есть совершенно понятно, что газ мы преимущественно стараемся закачивать и закупать весной и летом, когда он дешевле сезонно. Значит, это нужно учитывать в цене ресурса. То есть такой газ стоит столько (почем его купили), плюс цена его транспортировки, плюс цена хранения. Но государство должно показать эту формулу, и понятно, что она не может быть какой-то смешной, на уровне 2 гривен, но и она не может быть какой-то сумасшедшей, на уровне 12 гривен за кубометр. Потому что и то, и то, очень далеко от сегодняшних рыночных цен.

Кроме того, безусловно, есть вопрос бюджета, это ключевой вопрос, потому что в Украине нет проблемы с торговым балансом и с платежным в целом. Как раз ковид здесь сыграл положительную роль, потому что поступления от заробитчан принесли достаточно немало денег. А вот удешевление той же нефти, в свое время, некоторых других импортных энергоносителей, плюс остановка экономики и отсутствие необходимости покупать только энергоносители привело к тому, что у нас даже получилось позитивное сальдо текущих операций платежного баланса.