Генеральная прокуратура Украины, расследуя дело Гонгадзе, намерена воспроизвести обстоятельства прослушивания кабинета экс-президента Леонида Кучмы, пишет «КоммерсантЪ-Украина». Это следует из письма генпрокурора Святослава Пискуна, адресованного юридическому комитету ПАСЕ.

Как сообщил экс-майор Николай Мельниченко, ему известен факт переписки ГПУ и ПАСЕ, и «приятно удивился» намерению генпрокурора выполнять рекомендации Совета Европы.

Мельниченко сказал, что готов пойти навстречу следствию: «Если Украина будет выполнять постановление Рады и резолюции ПАСЕ, я предоставлю все необходимое, в том числе оригиналы записей и записывающее устройство».

При этом он выдвинул два условия: согласие на обнародование оригиналов должны дать те пострадавшие, чьи имена фигурируют в записях, или их близкие. Речь идет о близких Георгия Гонгадзе, народном депутате II-III созывов Александре Ельяшкевиче (фигурант «пленок Мельниченко», избитый зимой 2000 года якобы по указанию Леонида Кучмы) и журналисте Алексее Подольском (его пытались устранить таким же образом, как Георгия Гонгадзе). Второе условие - ПАСЕ должна сформировать профессиональную команду экспертов.

Мельниченко также объяснил, почему он не предоставлял оригиналы и диктофон ранее.

«8 марта 2005 года ко мне в Берлин приезжал первый помощник президента Александр Третьяков. В беседе со мной он попросил не трогать Кучму и Литвина. Я понял, что мне придется сотрудничать с ПАСЕ, и что я не могу согласиться на просьбы отдать записи на Украину без международного контроля»,- сообщил Николай Мельниченко.