Практика украинского рейдерства, за короткий срок уже получившая расширенные описания в виде схем рейдерского захвата и противодействию оным с каждым годом расширяется. Одним из ноу-хау можно назвать «внутреннее рейдерство», которое осуществляется за счет самих государственных структур и ведомств, имеющих в своем распоряжении государственные же предприятия.

По сообщениям лиц, наблюдающих процесс «изнутри», Минобороны «вдруг» заинтересовалось ликвидными предприятиями, которые в рекордно короткие сроки доводятся до состояния, близкого к банкротству. Сначала пытаются договорится с руководителями предприятия, а потом, если согласия не достигли, привлекают к схеме Департамент реализации излишнего имущества и земель МОУ, через который предприятие распродают буквально по частям. Примечательно, что эти «управленческие» решения получают одобрения руководства Минобороны. Чаще всего на документах встречаются визы министра обороны Анатолия Гриценко.

Из свежих примеров – умышленное банкротство ГП МОУ «Рубин» (г. Умань). До недавнего времени предприятие находилось в подчинении Инженерных войск ВСУ, а до этого – в подчинении военной разведки. Предприятие специализируется на ремонте техники Главного управления разведки, частей радиоэлектронной борьбы (РЭБ). До этого предприятие успешно действовало в составе 43 Ракетной армии, и до сих пор хранит имущество после ликвидации этих войск.

Несмотря на неоднократные ревизии предприятия со стороны Инженерных войск, каждый раз удостоверялось наличие имущества и техники, включенной на баланс предприятия. Инженерная техника предприятия используется по назначению – по контрактам с ГУР МОУ и управлением РЭБ ГШ МОУ. По нынешним меркам у предприятия статус уникального и единственного, осуществляющего текущий ремонт военной техники, а значит – поддерживающего обороноспособность украинских войск. Тем не менее, это не мешает Гриценко подписывать более чем спорный приказ 627 от 7 ноября 2007 года, которым министр увольняет директора «Рубина» Василия Плахотного (а он находится на больничном). Уникальный же статус предприятия также не смущает директора Департамента экономической и хозяйственной деятельности МО Украины Владимиру Ясюку подписывать приказ на передачу излишнего имущества предприятия (а излишков там нет) в Госдепартамент излишнего имущества и земель, что фактически лишает предприятие средств производства и ведет к его банкротству.

И этот пример – не единственный. Зачем, спрашивается, уничтожать предприятие, если в дальнейшем технику негде будет ремонтировать? Можно, конечно, в расчете на натовскую «гуманитарную помощь» выкашивать все структуры, способные предоставить альтернативные услуги. Тогда очередной вопрос: на кого трудится Гриценко и подчиненные – на обороноспособность страны или на конкретных заказчиков, не забывая о собственном кармане?