Полвзвода пьяных бойцов ППС в День Святого Валентина до полусмерти забили двух беззащитных граждан и их жен в ресторане после романтического ужина. Начальник мелитопольской милиции полковник А. Медведев заявил, что все это - обычное дело, пишут Vlasti.NET.

Журналист: - Вы в курсе инцидента в кафе?

Медведев: - Да, в курсе дела…

Журналист: - Проводится ли по данному факту служебное расследование?

Медведев: - Сейчас проводим.

Журналист: - Милиционеры, замешанные в инциденте, отстранены от службы?
Медведев: - Нет.

Журналист: - А как они до сих пор могут ходить на службу, носить табельное оружие, если проводится служебное расследование? Согласно какого закона?
Медведев: - Они по закону могут быть отстранены, а могут быть не отстранены…

Журналист: - Как считаете, это – беспрецедентный случай, или рядовое событие?
Медведев: - В данном случае мы сейчас разбираемся. Я лично считаю, что это обычная служба. То есть такое у нас ежедневно.

Журналист: - Избиение граждан?

Медведев: - Это еще не доказано…

Журналист: - Может он их избил, да?
Медведев: - Да, разбираемся…

Журналист: - В связи с проводимым вами служебным расследованием, были ли опрошены пострадавшие гражданские лица, свидетели, персонал кафе?

Медведев: - Все опрашиваются.

Журналист: - До сих пор?
Медведев: - Конечно.

Журналист: - Уже на протяжении пяти дней опрашиваете, и опрос еще не окончен?

Медведев: - Все заявления направлены в прокуратуру, не мы этим занимаемся. Прокуратура вынесет законное решение. Незаконного решения не будет.

Журналист: - Помимо избиения (заявление о котором, по словам пострадавшего, у него в горотделе не приняли), зарегистрировали ли в милиции заявление о грабеже? Пострадавший остался без дорогостоящей золотой цепочки…

Медведев: - Значит, о том, что избивали его сотрудники милиции – там еще неизвестно. Произошла драка в кафе. Сейчас выясняем, кто не работник милиции. И что там произошло. А все заявления, которые они писали, они зарегистрированы. Там не одно заявление… То, что касается сотрудников милиции – направлено в прокуратуру.

Журналист: - Зарегистрировано ли заявление??

Медведев: - У них посмотрите (у потерпевших – авт.).

Журналист: - Допустим, они скрывают. А вы могли бы показать?

Медведев: - А что скрывать? Я вам сейчас что ни покажу – вы все равно не поверите…

Журналист: - Почему?

Медведев: - Зарегистрировано и находится в прокуратуре. Вопросов нет: если вы мне не верите – пойдите, обратитесь в прокуратуру…

Журналист: - Вы настаиваете на том, что заявление от пострадавших принято в тот же день?

Медведев: - Когда написано, тогда и принято.

Журналист: - А когда написано?
Медведев: - Я, честно говоря, не помню. Там заявления поступали день в день. Сначала поступило заявление от них самих, потом еще там заявления были… Все эти заявления, в тот день, когда они поступали, сразу же регистрировались и направлялись в прокуратуру.

Журналист: - Человек находился здесь до 9-ти часов утра…

Медведев: - Пока не отвезли в суд. Суд принял решение – их подвергли административным штрафам.

Журналист: - Ту сторону, которая жалуется?

Медведев: - Я не знаю, какая сторона жалуется. Скорее всего та, которых доставили сюда…

Журналист: - А в тот день почему они не написали заявление?

Медведев: - Спросите их. Пусть объяснят.

Журналист: - А почему в горотдел доставили только пострадавших?

Медведев: - На сегодняшний день проводятся служебные проверки… Они поставят все точки над «ї».

Журналист: - Сколько человек доставили в милицию?

Медведев: - Я не готов ответить. Потому что буквально за час до вашего прихода узнал про те обстоятельства, которые возникли. Поэтому сразу назначил служебную проверку. Позвонил прокурор. Он попросил, чтобы и мы провели служебное расследование.

Журналист: - Только сегодня вы назначили проверку после звонка из прокуратуры?!

Медведев: - Там просто велась проверка по основному материалу, а теперь, когда всплыло, что и те были сотрудники милиции…

Журналист: - Вы узнали об этом инциденте только когда вам позвонил прокурор?

Медведев: - Я узнал то ли 15-го, то ли 16-го… Не помню. Я не придал этому значения.

Журналист: - Кто конкретно занимается проверкой?

Медведев: - Я поручил этот вопрос своему заму по работе с личным составом Самеку. Если бы мы хотели что-то скрыть, мы бы материал в прокуратуру не направляли.

Журналист: - Вы говорили со своими сотрудниками, участвующими в этом инциденте?

Медведев: - Да. Сотрудники говорят, что действовали в рамках закона.

Журналист: - Можно предположить, что сотрудники милиции – юридически грамотные люди?

Медведев: - Да.

Журналист: - И нарушать закон не в их интересах…

Медведев: - Правильно.

Журналист: - И сколько в инциденте задействовано? Человек шесть?

Медведев: - Я не готов ответить…

Журналист: - Можно предположить, что работники милиции, которые юридически грамотны, естественно, общаются между собой до сих пор… Они же могут вступить в сговор?

Медведев: - Я не знаю, что вы имеете в виду под «сговором». Шила в мешке не утаишь…

Журналист: - А как часто происходят столь неприятные инциденты, драки, с работниками милиции вне службы?

Медведев: - Значительно реже, чем с другими гражданами.

Журналист: - Это была драка, или задержание?
Медведев: - Это было пресечение хулиганских действий, доставление в горотдел.

Журналист: - Какие действия гражданина должны вынудить сотрудника милиции применить силу настолько и применить спецсредства?

Медведев: - Наручники используются при перевозке задержанного в автомобиле. Это обязательно. Если человек оказывает неповиновение, или сопротивление…

Журналист: - А что вынуждает милиционера ломать кости, избивать?

Медведев: - Вы не туда говорите. При применении приемов рукопашного боя допускается нанесение телесных повреждений средней степени тяжести…

Журналист: - При задержании?

Медведев: - Да.

Журналист: - То есть, грубо говоря, если я идя по улице, скажу рядом идущему милиционеру «Пошел вон», он имеет право применить ко мне спецсредство и приемы рукопашного боя?

Медведев: - Ситуация ситуации рознь. При пресечении хулиганских действий допускается применение рукопашного боя…