В интервью газете «Дело», бывший генеральный прокурор Украины Михаил Потебенько, реагируя на реплику «В своем интервью Леонид Кучма говорил, что он требовал от прокуратуры ускорить процесс расследования убийства Гонгадзе», заявил следующее:

«Такого не могло быть. Я могу сказать, что, когда стало известно о данном убийстве, некоторые люди были заинтересованы в том, чтобы была установлена причастность Кучмы к преступлению. Для подтверждения использовались пленки Мельниченко (таким образом, он автоматически становился подозреваемым. - Ред.). Потому Леонид Данилович не мог предъявлять требования к прокуратуре и не мог вмешиваться в расследование. Что касается лично меня, то я ему не докладывал о ходе расследования».