В конце апреля информационное агентство Reuters распространило сообщение, парадоксальным образом не вызвавшее особого интереса публики, хотя оно, без сомнения, того заслуживало: уполномоченный Еврокомиссии по внешнеполитическим вопросам Хавьер Солана, опираясь на поддержку руководства Люксембурга — страны, председательствующей в данный момент в ЕС, — заявил о том, что отныне Евросоюз намерен кардинально изменить свою политику по отношению к исламистам и приступить к переговорам с представителями их организаций. Об этом сообщает Росбалт.

Документ, который был представлен общественности по итогам неформальной встречи министров иностранных дел стран ЕС, в частности, указывает: «В прошлом ЕС предпочитал иметь дело со светской интеллигенцией арабского гражданского общества в ущерб более представительным исламским организациям. Не настало ли время установить более тесные контакты с «основанным на вере» исламским гражданским обществом этих стран?».

Этот пассаж послужил причиной недоумения многих руководителей внешнеполитических ведомств европейских государств, принимавших участие во встрече: ничего похожего они в Брюсселе не говорили, а узнали обо всем, уже вернувшись в свои столицы. Так, глава немецкого МИДа Йошка Фишер заявил журналистам: «Европейский Союз и, в частности, Германия, вместе с США объявили войну терроризму. Вряд ли сейчас уже пришло время подписывать с исламистами мирные соглашения». Подобным же образом высказались и некоторые другие европейские министры.

Однако Хавьера Солану, как будущего руководителя еще не существующего официально МИДа Евросоюза, это не смутило. Во-первых, со вступлением в силу Евроконституции он всё равно становится «главным дипломатом Европы» и может не только говорить от имени всего ЕС, но даже (единственный в мире глава МИДа) единолично подкреплять свои слова военной силой (под его непосредственное командование отдается контингент «сил быстрого реагирования» Еврокорпуса численностью около 5 тыс. человек). Во-вторых же, евродипломат-испанец вовсе не возражает, что Европа воюет с террористами. «Всё дело в том, — подчеркивает он, — кого этими террористами считать».

Если говорить об исламских фундаменталистах, то тут у Хавьера Соланы уже давным-давно выработался «дифференцированный подход»: по его мнению, террористическими могут считаться любые военизированные исламистские группировки... кроме палестинских и чеченских. С большим скрипом и под нажимом США Евросоюз внес в список террористических организаций группировку ХАМАС, однако аналогичное ливанское движение «Хизбалла» для европейцев остается, под прикрытием Соланы, вполне легитимной «политической организацией».
О чеченских боевиках и говорить не стоит — история европейских «напоминаний» и «замечаний» в адрес России, ведущей с ними борьбу, хорошо известна. Даже трагедия Беслана не подвигла европейских власть имущих на пересмотр своего отношения к террористам из Чечни.

Что же до «любимцев европейской публики», палестинских «шахидов», тут всё так же просто: Хавьер Солана уже несколько лет ведет отчаянную дипломатическую борьбу с США и Израилем. По его мнению, этого требуют интересы Европы на Ближнем Востоке, не в последнюю очередь — нефтяные. В своих усилиях он, опираясь на поддержку традиционно проарабской Франции и преодолевая сопротивление традиционно проамериканской Великобритании, порой заходит весьма далеко — настолько, что давно и прочно заработал в Израиле репутацию антисемита. К слову, сам он против такого определения если и возражает, то достаточно вяло, используя традиционные аргументы, вроде «некоторые мои лучшие друзья — евреи» и «арабы — тоже семиты».
Впрочем, репутация репутацией, а пропалестинская политика главного дипломата Европы все же остается, скорее, политикой антиамериканской; точно так же, как его прочеченская позиция — это, прежде всего, позиция антироссийская.

Своим «смелым» заявлением насчет грядущих переговоров с исламистами Хавьер Солан поставил себя в весьма неудобное положение. С одной стороны, на него весьма обиделись Израиль (что для него неважно) и США (что для него весьма неприятно), с другой — министры иностранных дел Евросоюза, от имени и через головы которых он распространил свое коммюнике.

Кроме того, сам переговорный процесс с лидерами исламистских террористических группировок — вещь весьма сомнительная: конечно, Осама бин Ладен с удовольствием пообещает Европе всё что угодно, однако цена его обещаниям известна. Всего лишь год назад в этом убедились соотечественники Соланы, испанцы, чьи полицейские обнаружили и обезвредили буквально в последний момент две бомбы, заложенные под железнодорожными мостами в тот момент, когда лидер «Аль-Каиды» пообещал Испании «прекращение огня» на время вывода испанского воинского контингента из Ирака.

Увы, но Хавьеру Солане явно не знакома басня Крылова, советующая «с волками иначе не делать мировой, как снявши шкуру с них долой». Хорошо хотя бы то, что слова уполномоченного Еврокомиссии пока еще не являются обязательной директивой для его европейских коллег.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале